10.03.2017 | 14:36

В столице открывается выставка "После Сидура"

«После Сидура» — это оммаж двух московских художников Вадиму Сидуру, представляющий собой попытку очертить круг фундаментальных проблем творчества классика отечественного модернизма. Среди них, в первую очередь, проблемы места и роли человека-творца в мире и культуре, отношения с обществом, властью и историей.

Обстоятельства личной и творческой биографии скульптора, прошедшего войну и тяжелое ранение, большую часть жизни проведшего в официальной опале, безусловно, предопределили метафизику его работ. Противопоставление художника-пророка, заточенного в собственной подвальной мастерской и мира казенного безразличия и вульгарной праздности в творчестве Сидура органичным образом находит свое воплощение в христианском символизме.

Сидур не касался вопросов религии напрямую. Для него это, прежде всего, источник образов и форм, глубоко укорененных в европейской художественной традиции — естественный язык культуры, частью которой он себя ощущал. Его путь (путь человека, в девятнадцатилетнем возрасте на фронте буквально оказавшегося на пороге смерти) — это осмысление главной проблемы жизни — ее конечности. Однако, идя этим путем, обращаясь к символам поиска и обретения истины (состоящей в любви и мире), попытки поделиться ею с другими, остракизма, искупительной жертвы во имя людей и, в итоге, одиночества перед лицом смерти, Сидур открывал дорогу сокрытым глубоко под спудом официальной советской культуры библейским образам и сюжетам. Это стало одной из причин его официального порицания.

«Вадим Сидур был не только выдающимся скульптором, чьи работы можно поставить в один ряд со скульптурами Генри Мура и Альберто Джакометти, - отмечают организаторы выставки. - Он был одним из первых отечественных художников, обратившихся в послевоенное время к христианскому символизму. Со дня смерти скульптора минуло уже тридцать с лишним лет, но то, борьбе с чем Сидур он посвятил свою жизнь: опасные эксперименты над природой, глобальные политические и военные конфликты и, наконец, прямое насилие людей друг над другом — все это вновь определят сегодня нашу повестку дня. И мы видим, что его работы, проникнутые состраданием и любовью к человеку, ощущением бесконечной ценности жизни, сегодня актуальны не менее, чем при жизни автора. Сегодня это то, мимо чего не может пройти ни обычный культурный человек, ни, тем более, художник».