04.03.2017 | 16:33

Проект "Мужики и бабы" представляет Третьяковка на Крымском Валу

В Третьяковской галерее на Крымском Валу открылась камерная выставка, которая знакомит с редко экспонируемыми произведениями из коллекции скульптуры ХХ века. Проект «Мужики и бабы» посвящен образам крестьян в скульптуре первой половины прошлого века. Сообщает Мария Трофимова.

Сложную и трагичную жизнь русской деревни 20-х - 40-х годов XX века в Советском Союзе - в скульптуре увидеть практически невозможно. Образ крестьянина для многих художников оставался хрестоматийным. Он - могучий хлебопашец, она - крепкая и трудолюбивая. О скульптуре Веры Мухиной «Крестьянка» советский критик Яков Тугендхольд говорил так: «Это не малявинская красавица, не архиповская ленивица в горнице, это баба, которая умеет смеяться и работать».

Скульптура была выполнена специально по заказу выставочного комитета для выставки к 10-летию Октября. За нее Вера Мухина получила первую премию и поездку в Париж. Чуть позже, в 1934-м, «Крестьянка» имела невероятный успех на Венецианской биеннале, и после показа первый ее отлив был приобретен в итальянские собрания. Сейчас работа хранится в Музеях Ватикана.

В скульптуре 20-х годов XX годов сельская тема звучит особенно мощно. Автор многих монументальных реалистических скульптур Иван Шадр в своем творчестве опирался на реальных героев и конкретные впечатления. Например, моделью для «Сеятеля» послужил деревенский житель - Киприян Авдеев.

«Ему рассказывали в деревне, что лучшие силачи работали двумя руками, разбрасывая семена, правой и левой, - отмечает куратор выставки Лариса Бедретдинова. - Шадр отказался от этой прямолинейности в передаче образа, хотя очень точно показывает процесс. Отказался потому, что это нарушало эпический ритм скульптуры».

И если «Крестьянка» Мухиной, «Сеятель» Шадра, «Рязанский мужик» и «Рязанская баба» Сандомирской - это традиционные представители крестьянства века девятнадцатого, то время Гражданской войны выражено в работе Сергея Кольцова - в образе «Зеленого» - воинственного и немного озлобленного.

«Мы видим и военную эпоху, это уже совершенно иная образность, это "Бабушка деревенская" Чуракова, это люди, которые живут с горем в глазах, и оно есть, в этих работах мы его видим, чувствуем. Это же не "Крестьянка" Мухиной, совершенно другая бабулька, у которой узловатые вены на руках, глаза, глядящие куда-то в пустоту», - объясняет заведующая отделом скульптуры Третьяковской галереи Ирина Седова.

Послевоенная эпоха - совершенно другие образы: созерцательные и лирические. Авторы используют даже цвет, чтобы более ярко запечатлеть то время.

Новости культуры