03.02.2017 | 11:51

В Москве развернута экспозиция иллюстраций Льва Саксонова к фрагменту Священного Писания

«И было слово Господне к Ионе…» Так начинается «Книга пророка Ионы». Смелость визуализировать пресловутый конфликт между чувством и долгом взял на себя художник Лев Саксонов. В Москве открылась выставка его иллюстраций к фрагменту Священного Писания. Это - часть проекта «Точка отсчёта», в котором приняли участие пятеро художников. Они осмысляют для себя ветхозаветные тексты и оформляют их в виде альбомов с иллюстрациями. Руководители проекта говорят - это попытка «вмонтировать» священный текст в современность. Рассказывает Анастасия Егорова.

 «Книга пророка Иона» - одна из самых коротких и загадочных в Ветхом Завете. Историю о том, как пророк Иона противился выполнять волю Божью и проповедовать в Ниневии, художник Лев Саксонов изобразил на 75-ти иллюстрациях. А дизайнер Александр Кулиев их обрамил – превратил в страницы. Получилось три варианта книги художника. В каждой – по 25 рисунков.

«Мы не можем человеческую эмоцию передать однозначно, в данный момент каждый из нас, переживает не то, что можно передать одной фразой. Мы можем описать одной фразой, еще и еще. Попытка этого объема – это вот эти три экземпляра», - объясняет куратор проекта Вера Калмыкова.

Иллюстрации художника к Священному Писанию – глубокие, со множеством слоев – изобразительных и смысловых. Размытый абстрактный фон – символ мирского хаоса. Геометрические каркасы – попытка упорядочить эту жизнь – появлялись на картинах неосознанно, признается Лев Саксонов. Звезда освещает правильный путь. Если бушует море – то весь лист - в смятении, без четких волн как знак вольной стихии в мире, где нет законов.

«Это обложка – название на русском, английском и иврите. Это было очень трудно сделать, - признается Лев Саксонов. – Я долго сидел над этой обложкой. А две птички летят в разные стороны, потому что Бог ему приказал в Ниневию, а он поехал в другую сторону».

«Я думаю, что они очень близки с Ионой по темпераменту, по характеру, по мировоззрению, потому что Иона – это такой голубь, и Лев Григорьевич, в общем тоже. Нежный, очень проникновенный, очень тонкий, глубокий человек, это видно в работах», - считает Вера Калмыкова.

Художник говорит, что пока писал картины – перечитывал книгу постоянно. И каждый раз находил что-то новое. И, наконец, - в Писании о жизни и смерти выступил соавтором. Поставил художественное многоточие в виде цветущего дерева. Как символ того, что все будет хорошо.  

Новости культуры