17.01.2017 | 20:05

Выставка Нади Рушевой "Я живу жизнью тех, кого рисую..." открылась в Музее Пушкина

«Я живу жизнью тех, кого рисую…», - говорила Надя Рушева. Художница ушла из жизни совсем юной, но и спустя уже почти полвека после ее смерти - творчество Нади Рушевой остается одним из самых удивительных художественных явлений. В конце января исполняется 65 лет со дня её рождения. К этой дате приурочили выставку ее работ в Музее Пушкина. Сообщает Анастасия Егорова.

Надя Рушева рисовала быстро, без черновиков и стирательной резинки. Говорила, что видит рисунки заранее – их остается только обвести. Сто шестьдесят выставок в России и за рубежом, Двенадцать тысяч картин и всего семнадцать лет жизни. Людмила Скороспелова успела стать другом Нади Рушевой. Одноклассницы и соседи по улице сошлись на любви к искусству. Она вспоминает: «Мы приходили к ней домой, вставали на коврик перед ее диванчиком, на диванчике лежали ее рисунки, и она по одному поднимала и комментировала».

Не просто пересказывала «Войну и мир» – Надя ее цитировала. Чтобы проиллюстрировать роман, с папой ездила на Бородинское поле, проникалась атмосферой, там же делала зарисовки и планировала пересмотреть их через несколько лет.

«Она сказала: "А я бы хотела потом, лет через десять - пятнадцать, вернуться к этим иллюстрациям, я сделаю еще одни, и, может быть, они будут другими, хотя и эти очень симпатичные"», – отмечает заведующая изобразительными фондами Государственного музея А.С. Пушкина Лидия Карнаухова.

Надя читала столько, сколько за всю жизнь не осиливает и взрослый человек, русскую и зарубежную классику, обожала Пушкина, в восемь лет уже сделала свою красочную версию «Сказки о Царе Салтане», а позже сочувствовала Татьяне Лариной – она у нее предстает в тридцати разных образах – девочкой, с куклой, Татьяна пишет письмо, едет в Петербург.

«Она начала рисовать пером и тушью. И рисунки эти, когда на них смотришь – понимаешь, что они близки к рисункам Пушкина. Лаконичны, артистичны. Она рисовала не только металлическим пером, она специально чинила гусиные перья», – рассказывает Лидия Карнаухова.

Художница прочла все трагедии и комедии Шекспира, и даже его исторические хроники. И не по годам тонко чувствовала людей и персонажей – мать Гамлета с иссиня-черными пустыми глазами человека, который потерял все. А вот глаза Маленького принца, наоборот, – большие, светлые и широко распахнутые в противовес видению самого Экзюпери, который изображал героя с глазами-бусинками. Не согласилась и с Лисом – он должен быть человеком. Но все согласились с Надей, когда увидели иллюстрации к «Мастеру и Маргарите». И признали их одними из лучших в мире.

«Я старалась подобрать тексты к этим иллюстрациям, они ложатся на иллюстрации. Она очень многое поняла. Я не знаю, оставила ли она след в мировом искусстве, в истории искусства, но то, что она блеснула как комета – это действительно так», – убеждена Лидия Карнаухова.

Наде слава была безразлична. Мечтательная, ироничная, с богатой фантазией и своей философией – она не училась рисовать профессионально, но «жила и мыслила рисунком». 

26 января, в 14:50, смотрите на нашем телеканале программу «Цвет времени. Надя Рушева», посвященную художнице.

Новости культуры