10.01.2017 | 19:51

В Хабаровском крае сохраняют этническую культуру и язык негидальцев

Негидальцы – один из самых малоизученных этносов. О его существовании стало известно в XVII веке, а в XIX были предприняты первые попытки комплексного исследования его истории и культуры. В XX веке основное внимание уделялось изучению соседних народностей, а вот масштабного монографического исследования, посвящённого негидальцам, так и не было создано. О них по-прежнему известно крайне мало. Согласно последним данным, их численность составляет всего 567 человек, 500 проживают на территории Хабаровского края. Как сейчас живут представители загадочного этноса – в нашем репортаже.

«Негидальский язык – это древний язык. Вообще, откуда он произошел – трудно сказать, сейчас люди говорят, что от эвенкийского языка», – говорит Дарья Ивановна Надеина. Она и еще трое человек в Хабаровском крае говорят на негидальском. А значит, спасти древний язык приамгунья уже нельзя – уверена педагог. Но эти дети села Владимировка, которое считается национальным, должны сохранить хотя бы память о нем.

Владимировка – единственное в мире место компактного проживания негидальцев. Здесь их около ста человек. В семидесятых годах прошлого века, рассказывают сельчане, на Амгунь приезжали ученые из Новосибирска, чтобы взять кровь и с помощью анализа ДНК узнать происхождение этой малой народности. Тогда выводы сделали ошеломляющие.

«Открытие, что негидальцы – это индейцы, индейцы, которые перешли через Аляску, и, возможно, они попали сюда, на Амур. А потом расселились по этим рекам», – пояснила Дарья Надеина.

Чуть больше пятисот негидальцев во всем мире. И только здесь, во Владимировке, есть женщина, которая до мельчайших подробностей знает традиции этого народа. О том, как жили в старину и как живут сейчас. Анна Надеина в этом году отметила свой столетний юбилей.

«Я родилась в семье охотника. Отец добывал белку, лисицу и менял шкуры у купцов на продукты и одежду. Денег мы никогда не видели. Жили в рубленных домах, между бревнами закладывали мох в качестве утеплителя. Печки сначала не было. В доме располагался очаг, в котором поддерживался огонь. А дым уходил под крышу, в специальное большое отверстие. Постели как таковой не было. Спали на медвежьих шкурах, укрывались стегаными одеялами из заячьих шкур», – рассказывает она.

Это самое обычное негидальское детство. И только одно горе – мама рано умерла. Поэтому национальному ремеслу Анна Порфирьевна – сейчас член Союза художников России – начала учиться только в семье супруга. Ковры из оленьих, медвежьих, заячьих мехов поражают воображение. Сотни тонкостей знают в семье, которая за свое мастерство уже получала много наград и на российских, и на международных выставках. Это искусство, как и основы языка, хотят передать подрастающим негидальцам.  

Новости культуры