22.12.2016 | 11:10

О жизни ленинградской коммунальной квартиры рассказывает выставка в Петербурге

В Северной столице проходит выставка «Коммунальный рай, или Близкие поневоле. Очерки из жизни ленинградской коммунальной квартиры». Экспозиция, представленная в особняке Румянцева, рассказывает о быте ленинградцев в период с 30-х по 80-е годы прошлого века. 

Экспозиция разместилась в помещениях особняка Румянцева, обычно закрытых для публики. Там, где в советское время были коммунальные квартиры – ведомственное жилье сотрудников музея. Сегодня здесь вновь звучат голоса. На выставке – множество раритетов.

«Вещи, которые уже ушли из быта, их уже нет. Ни у бабушек, ни у дедушек. И старшее поколение, я надеюсь, тут будет испытывать некую ностальгию», – отметила заведующая экспозиционно-выставочным сектором Музея истории Санкт-Петербурга Эльвира Пияева.

Ностальгию вызовут детские игрушки, старые телефоны, коллекция дверных звонков, первых пылесосов… А чтобы посетителю было легче понять причины появления и логику развития коммуналок, придумали специальный ход.

«У нас в каждой комнате поселен некий персонаж со своей легендой, и эту легенду мы намерены рассказывать посетителям», – пояснила Эльвира Пияева.

В одной живет старушка – дворянка, «уплотненная» после революции. Во второй – приехавшая в тридцатые годы семья из деревни. В третьей – неформал, любитель зарубежной эстрады. В четвертой – представитель творческой интеллигенции.

В таких комнатах могли жить вкусившие сполна все прелести «коммунального рая» художник Михаил Шемякин и поэт Иосиф Бродский… Правда, у одного посетителя выставки – писателя Сергея Арно – нет нужды населять эту квартиру воображаемыми персонажами. Его собственная семья приехала сюда в 1938-м году. Из этой комнаты увозили арестованного по доносу деда. Здесь мама с бабушкой голодали в блокаду. Здесь он прожил с рождения до 12 лет, когда семья получила отдельную квартиру.

«Вот в той комнате жил офицер. Капитан первого ранга. Такой красивый мужчина. Правда, в доме он ходил в майке и в сеточке на волосах – такие сеточки носили, чтобы волосы лучше лежали. В другой комнате жила женщина из деревни. Муж у нее играл на трубе. Но он играл на похоронах, поэтому он наигрывал все время трагические мелодии – в детстве я иногда засыпал под них, иногда просыпался... То есть это целый срез общества», – рассказал Сергей Арно.

В коридоре стоял сундук с книгами, и маленький Сережа просто любовался картинками. Потом начал читать. А потом понял, что книжки можно сочинять самому. Сегодня Сергей Арно считает, что питерская ностальгия по жизни в коммуналках вызвана «исторической памятью», когда занимали друг у друга соль и спички. А в блокаду сосед спасал соседа.

«Просто разожгли печку и спасли человеку жизнь. Невозможно было бы сделать это, если б люди жили в отдельных квартирах», – убеждён он.

Ну, а кроме того, коммуналки для петербуржцев – это еще и время молодости. Их самих, родителей или бабушек-дедушек. То общее, что было в истории практически каждой семьи.  

Новости культуры