17.12.2016 | 17:30

В Электротеатре "Станиславский" поставили спектакль по пьесе "Перед заходом солнца"

Полное бессилие гуманизма перед наступающим умопомрачением. Добавить еще пару слов – и это будет краткое содержание пьесы Герхарта Гауптмана "Перед заходом солнца", поставленной в столичном Электротеатре "Станиславский". Исследователи творчества этого немецкого драматурга обязательно отмечают, что его драма "Перед восходом солнца" была издана после отставки Бисмарка, за год до отмены запретительного "закона о социалистах".

Гауптман еще не исключает полностью каких-то возможностей выхода из назревающего тупика. Семейная драма "Перед заходом солнца" написана и поставлена накануне прихода к власти национал-социалистов, и рисует уже окончательный крах классического буржуазного гуманизма. На сцене Электротеатра уже не люди и не события, а только черно-белые отпечатки тех и других. Рассказывает Анна Галинская.

Как выглядят бывшие люди – те, кто пережил апокалипсис, конец солнечного света? Именно так – безэмоциональные, бесцветные существа, как снаружи – это видно, так и внутри – это потом будет слышно. Владимир Коренев, собираясь на сцену, не издает ни звука, хотя его персонаж, 70-летний старик окажется живее всех собравшихся. Он будет любить… почти наперекор режиссеру.

"У нас в пьесе никто никого не любит. В том смысле, что сейчас и здесь. Герои погружаются в воспоминания о том, что было перед заходом солнца. Вся тайна в названии – перед заходом солнца что-то происходило, потом солнце зашло и началась некая эпоха. Эпоха после захода солнца", – рассказывает режиссер Владимир Космачевский.

Когда солнце зашло, остался лишь пепел. В сгоревших книгах не прочесть историю – ее рассказывают эти полуживые люди мертвыми металлическими голосами. Маски на лицах почти бездвижны, и только влюбленные еще дышат.

"Это есть надежда. Человек не должен терять надежду. Вот ему засветило солнце любви в конце жизни, он поверил, что можно еще жить", – считает народный артист России Владимир Коренев.

"Я играю любовь, безусловные чувства. Моя героиня олицетворяет всю ту тяжесть, которая есть внутри персонажа Маттиаса Клаузена", – дополняет актриса Анастасия Ксенофонтова .

Любовную драму, в которой старый Маттиас Клаузен влюбляется в юную Инкен, писатель Герхард Гауптман создал в 1932 году, незадолго до прихода нацистов к власти. Вот она, предзакатная Германия, здесь же ее будущее – черный, красный и белый – цвета флага Третьего рейха.

"Сама пьеса, автор, история Германии того времени во многом наводит на мысль о сиюминутности человеческого бытия, и возможности мгновенного перехода в силу того, что содержит в себе человеческая жизнь и культура, превращение всего этого в прах", – говорит художник-постановщик Юрий Хариков.

Декорации, грим, костюмы, шумы вместо музыки, разрушенные дома за окном – все это ради разгадки одной тайны – кто же рассказывает эту историю, если в конце пьесы исчезнет даже единственный живой из этих персонажей?

Новости культуры