14.12.2016 | 20:01

Градозащитники пытаются остановить реставрацию Казанского собора

Каким составом покрыли Казанский собор в Петербурге, что он покрылся пятнами? Таким вопросом задаются градозащитники. Они пытаются остановить реставрацию объекта культурного наследия, так как в результате работ, по их мнению, камень потерял свою фактуру, и сейчас собор выглядит как отштукатуренный, а после дождя или снега проявляются ещё и пятна. А специалисты из комитета по охране памятников настаивают, что пятна – это нормальная реакция состава на осадки. Стоит подождать, пока погода изменится, и пятен не будет видно. Это, считают они, «вопрос мировосприятия». В конфликте разбирался Сергей Загацкий.

Общественникам категорически не нравится, каким стал северный фасад храма после того, как в прошлом году с него сняли строительные леса.

«Это всё не камень, это штукатурка. Поэтому сверху все закрыто толстым слоем раствора. Толстый слой хорош для сохранения камня, но он плох тем, что мы потеряли эстетический вид этого собора. Собор из каменного превратился в штукатурный», – прокомментировал архитектор, градозащитник Дмитрий Лагутин.

Реставрация еще не завершена. Каким был Казанский и каким стал – прекрасно видно. Темная, как будто обгорелая стена – это вид собора до очистки, светлая – после. Пятимиллиметровый слой копоти, сажи и пыли – наследие ХХ века с его активным автомобильным движением.

Практически вся история Казанского собора – это история его ремонта и реставрации. Уже в процессе строительства Воронихин был вынужден покрыть колонны тонким слоем рижского алебастра. А все из-за сложных свойств пудожского туфа, из которого построены колонны. Никакой другой камень так не играет на солнце, но и так не разрушается в сложных петербургских условиях.

На столе в конференц-зале Казанского собора – несколько образцов того самого туфа. В том числе, фрагменты лепнины, отвалившиеся от колонн. По свежим сколам реставраторы изучают историю болезни всемирно известного пациента.

«У него крупные поры. Видите, что делается? А это развитая поверхность. Развитая поверхность – это значит воздействие на большую площадь. Плюс еще водные процессы. Камень-то уникальный – региональный и уникальный», – пояснил главный специалист отдела технологий ремонтно-реставрационных работ КГИОП Сергей Тучинский.

Несколько лет назад реставрацию Казанского собора начинали с настоящего консилиума. Изучили предыдущий опыт – в советское время панацеей от выветривания посчитали специальную виниловую краску, которой покрывали колонны и стены – но она себя не оправдала. Тогда обратились к иностранной практике. Реставрировать утраты решили специальной мастикой, а затем покрыли колонны и стены немецким известковым раствором.

«Процессы, которые будут происходить – вымывание, перекристаллизация – будут со временем, возможно, благоприятно влиять на сам камень, на микротрещины, которые будут заполняться. Не зря некоторые специалисты считают известковый раствор самозалечивающимся», – отметил Сергей Тучинский.

Со временем вернется и золотистый оттенок собора, считают эксперты. Если, конечно, все сделано действительно в строгом соответствии с немецкой технологией, в чем общественники не уверены.

Пятна разных оттенков на колоннах особенно видны после дождя и снега, говорят градозащитники. Оттого и прозвали собор «гепардовым». Реставраторы терпеливо объясняют: такова природа самого камня, из которого построен храм. Чтобы убедить скептиков, решено летом вскрыть известковый слой и провести дополнительные исследования защитного состава. Результаты обещают обсудить на открытой научной конференции.  

Новости культуры