02.12.2016 | 19:30

Арии из итальянских опер исполнят участники "Большой оперы"

«Большая опера» в разгаре. Конкурс, который проводит наш телеканал, предоставляет уникальный шанс молодым певцам – это и выход на многомиллионную аудиторию и мощный толчок в развитии оперной карьеры. Но, чтобы заметили и оценили, нужно продемонстрировать мастерство в разных областях. Участники конкурса уже прошли испытание русской оперой и мюзиклом, показали, насколько хорошо «овладели» Чайковским и Верди. И вот новое задание для вокалистов. Ирина Разумовская оценила результаты.

Словосочетание «итальянская опера» давно ассоциируется у нас с именами Россини, Пуччини, Доницетти. Арии из опер как раз этих итальянских композиторов и будут звучать в новой программе «Большая опера» в ближайшую субботу, 3 декабря.

Но проект изменил бы сам себе, если бы к этой теме не подошёл оригинально. Каждый номер здесь – как киноцитата, навеян знаменитыми фильмами и режиссерами. Мопед в стиле ретро - будто из «Сладкой жизни» Феллини - осваивает Юрий Городецкий.

«Вот так вот с утра прокатишься с ветерком – и сразу голос появляется - профессиональные секреты открываю. А эти запахи выхлопной трубы так разогревают связки!» - шутит Юрий Городецкий.

Если Юрий здесь – Марчелло Мастроянни, то Ксения Нестеренко перевоплотится в Одри Хепберн из «Завтрака у Тиффани». Будут отсылки и на «Сталкер» Тарковского, и на параджановский «Цвет граната».

«Тигран имеет некое внешнее сходство с Параджановым, и мы решили разыграть историю съемочной площадки, как будто этот фильм снимается», - поясняет художник проекта «Большая опера» Александра Фролова.

На самые большие жертвы ради образа пошёл Сундет Байгожин. Вставить красные линзы в глаза получилось не сразу. Арию из «Лучии ди Ламмермур» споёт в облике графа Дракулы.

Все эти роскошества рассчитаны, в первую очередь, на зрителя. Жюри будет пристально следить за безупречностью языка и техникой бельканто, которое требует невероятной дисциплины от артиста. Сундет готов и к этому, даже интервью даёт на итальянском и поясняет: «Я учился целый год в Италии, поэтому петь на итальянском мне нетрудно. Для оперных певцов – это самый важный язык, первый язык. Ведь опера родилась в Италии».

Вот и эксперты жюри об итальянской опере знают всё. Предела их требовательности в этой программе, кажется, не будет.

Член жюри проекта «Большая опера» Нелли Миричою отмечает: «Итальянская школа – это база. Я много пела бельканто, это Библия пения. Это не всегда легко и многим не даётся».

Ее коллега по судейству - Аксель Эйверарт – в нетерпении: «Прозвучит моя любимая десятиминутная ария, все знают вот эту мелодию - (напевает). И я её очень жду!»

Удастся ли кому-то добиться идеального звучания бельканто? Кого Дмитрий Бертман пригласит прямо с программы к себе в театр исполнить одну оперу? И кто споёт на «Большой опере» в последний раз? – узнаем совсем скоро.

Новости культуры

Подробнее о проекте «Большая опера»