19.11.2016 | 17:11

Дискуссия о творческой деятельности без вмешательства еще не исчерпана

Константин Аркадиевич Райкин, возможно и не подозревал, а может, напротив, рассчитывал, что заданная им на съезде Союза театральных деятелей тема цензуры будет подхвачена и продлится довольно долго, уже без малого три недели. Нынешняя началась с дискуссии в самом Союзе театральных деятелей, который посчитал тему далеко не исчерпанной.

Председатель Союза Александр Калягин начинал с цитат Салтыкова Щедрина о всегдашнем и всеобщем в России недовольстве – «Один говорит, что слишком мало свобод дают, другой, что слишком много».

Александр Калягин убежден, что цензуры как элемента государственного надзора в стране нет. Другое дело, что государство устранилось от защиты произведений искусства от посягательств разного рода гражданских активистов.

«Их много чести называть цензорами – они такие же нарушители общественного порядка, как скажем, пьяные дебоширы на борту самолета, и должны быть наказаны. Запретить спектакль можно только решением суда», – отметил Калягин.

Заместитель председателя СТД профессор ГИТИСа Геннадий Смирнов напомнил о действующих по сей день Основах законодательства Российской Федерации о культуре. 31-я статья этого закона прямо предписывает властям всех ветвей и уровней пресекать посягательства на права и свободы в области культуры.

Заслуживает внимания по крайней мере еще одна реплика на этой встрече. Михаил Левитин, режиссер, руководитель театра «Эрмитаж» сказал, как отрезал: «Наш единственный цензор – это деньги. Цензура есть, и она экономическая».

Спустя три дня, в столичном «Гоголь-центре» его руководитель режиссер Кирилл Серебренников открыл Форум независимых театров, и в первый же вечер провел публичный диалог о свободе и цензуре. Вот одна из реплик режиссера, который сказал, кстати, что давно делает все что хочет, почти беспрепятственно.

«Россия – это гигантский театральный континент. В ней есть все – консервативный театр, крейзи театр, любой театр. Как минимум 15 лет государство тратит огромные деньги на театры и проводит политику, которую я назвал бы политикой невмешательства. Но иногда представители государства забывают, что заказчик театра – не государство, заказчик театра – общество, а общество неоднородно», – подытожил Кирилл Серебренников.

Он же заметил, что цензура чаще действует у нас там, где реально работает политический театр. Таким, например, является столичный Театр.doc. Его выселили. Не цензура ли это, вопрошает Серебренников.

Цензура одних возмущает, других обнадеживает. Председатель комитета Государственной Думы по культуре, режиссер Станислав Говорухин высказался за цензуру в искусстве. «У нас вообще, заявил, он единственная в мире Конституция, где написано, что всякая цензура запрещена». Это не правда. Во многих странах основной закон запрещает цензуру.

А в Конституции королевства Бельгия, к примеру, и вовсе сказано: «Цензура не может быть установлена никогда». Россия не отстает по части провозглашения свободы творчества. Но надо поспевать по части реализации и защиты этой свободы – вот тут могут быть, и уже имеются досадные упущения.

Прецеденты следуют один за другим. И он же, Станислав Говорухин, встает на защиту творцов. Он предложил дополнить Кодекс Административных правонарушений и очень крупными штрафами наказывать тех, кто препятствует демонстрации произведений искусства, тех самых возмущенных граждан.  

Новости культуры

Читайте также:
Экономические проблемы театров – в фокусе Всероссийского форума "Театр: время перемен"

Слова Константина Райкина о цензуре вызвали бурное обсуждение

Толстой: "Должен быть найден баланс между ответственностью художника и конституционно закрепленной свободой творчества"

Комитет Госдумы по культуре обсудил законопроект "О вандализме" и дефицит бюджета

В Москве открылся Форум независимых театров