15.11.2016 | 16:41

Елена Китаева: "У дизайна есть артистическая функция"

Елена Китаева, главный дизайнер телеканала "Россия – Культура", рассказала о своих художественных проектах, любви к авангарду и взглядах на будущее искусства

– Можно ли сказать, что художник Китаева и дизайнер Китаева – это два разных амплуа? Вы для себя разделяете эти сферы?

– C одной стороны, налицо "раздвоение личности", а с другой – в те времена, когда я выбирала, чем буду заниматься, это были очень разные профессии. Не существовало даже такого названия профессии – "дизайнер", у меня в дипломе написано "художник-конструктор". И мне повезло, что в Академии художеств была общая специализация, были все академические дисциплины, в том числе скульптура и живопись. Нас учили работать руками, работа руками дала нам выжить в этом мире. А сегодня, на мой взгляд, дизайн и искусство идут параллельно. В работах коммерчески успешных художников сейчас трудно понять, это дизайн или искусство. Во всяком случае, применяются технологии дизайна.

– Всегда есть художники, которых такая позиция расстраивает, они не хотят, чтобы упрощалось понимание произведения искусства.

– Сейчас мы находимся в переходном периоде, когда все еще свежи предания об "искусстве как искусстве" с традиционными материалами, заложенными в него высокими идеями. А на самом деле Дэмиен Херст или Джефф Кунс – это что? Это фабричное производство искусства. У дизайна есть чисто прикладная функция, но есть функция артистическая. Просто арт-дизайн, который существовал всегда, но имел факультативную функцию, сейчас выходит на первый план. Мне кажется, что художникам, которые страдают по прежнему отношению к искусству, пора сказать до свидания. Процессу невозможно дальше препятствовать, слишком быстро современные технологии внедряются в искусство. Посмотрите на наших AES+F, их проекты неразрывно связаны с высокими технологиями, виртуальной реальностью.

– А о чем была ваша самая первая выставка?

– Это было в 1994 году, на Якиманке, где в то время существовал неформальный центр современного искусства. На ней были выставлены плакаты и объекты, которые объединял красный цвет. Плакаты изображали движущиеся механизмы: авто, самолеты, цеппелины, гоночные машины. Кстати, эти работы выставлялись в Палаццо делле Эспозициони в Риме в 2015 году. А объектами были большие скульптуры юлы. Этот движущийся образ до сих пор меня преследует.

– Так же, как и любовь к плакатам. Она, кстати, нашла отражение в последней выставке "Больше жизни" на "Винзаводе", куратором которой вы стали.

– Верно, это сошлось с моими старыми увлечениями. В запасниках стадиона "Лужники", который в этом году отмечает свое 60-летие, обнаружилось много старых советских плакатов, которые чудом сохранились. Обычно подобные коллекции у нас принимают за мусор. Эти плакаты, как ни странно, сейчас, с современным пристрастием к здоровому образу жизни, актуальны. Это след того, чего уже нет. Мы разделили выставку по видам спорта, собрав в каждом разделе широкий хронологический отрезок, начиная с 1920-1930-х годов и заканчивая 1980. Благодаря этому можно увидеть, как менялся художественный стиль в плакатах в зависимости от времени.

– На вашей выставке "Завтрак, обед, ужин" главными объектами стали супрематические скульптуры. Вам близки идеи авангарда?

– Я эпигон конструктивизма, супрематизма. Это сейчас авангард уже признан как качественный рывок в нашем искусстве и великий период в мировом, а когда я училась, это была запретная тема, не было ни книг, ни доступной информации о нем. Потом уже, после 1990-х, все выплеснулось: и исследования, и вся информация об авангарде, – все было поднято со дна.

– Сегодня эти идеи вдохновляют многих. Например, Наталья Меркулова сняла фильм "Лестница Родченко", главную роль в нем сыграла Рената Литвинова, а вы также делали с ней выставочный проект. Что это было?

– Мы сделали прекрасную выставку, на мой взгляд. Она называлась "Девушка и смерть". Это были большие портреты Ренаты в образах женщин – жертв и убийц (Лукреция, Дездемона, Брунгильда, Саломея). Я придумала, что сниму ее в определенных мизансценах, а она напишет к ним тексты. Эти портреты с почти сюрреалистическими текстами Ренаты выставлялись в сложных рамах как один объект. Потом художникТимур Новиков показывал их и в Петербурге, и в Стеделейк-музее в Амстердаме в рамках выставок его Новой академии.

Тарелки Номера. Прект "Степанова Style". Елена Китаева

– А ведь вы работали еще и с фарфором! Как появилась идея создания фарфора для выставки "Степанова-style"?

– Я не раздумывая бросаюсь вслед тому, что мне нравится. Мне вообще больше нравится моя выставка "Электромеханический балет" 2005 года с вращающимися фанерными балеринами, которую курировала Ольга Лопухова, и та же выставка "Завтрак. Обед. Ужин". Это чисто скульптурные истории. Для проекта "Степанова-style", посвященного юбилею художницыВарвары Степановой, я сделала коллекцию "куклоидов" – фигур из фарфора, вдохновленных разработанной ею одеждой. У меня получилась красивая унификация: у кукол была примерно одинаковая жесткая геометрическая форма, но разная одежда, ведь, по мысли Степановой, выкройка у нарядов должна была быть одна, а их украшение – разным. Помимо куклоидов, в проект входит два набора декоративных тарелок. Один создан по мотивам рисунков Степановой для тканей, а другой – "Номера", где я отразила свое восхищение ее работой с типографикой.

– Сейчас, к 2017 году, люди выбирают символ для новых денег. Вы опередили эту идею на 20 лет.

– Деньги все-таки имеют свою семантику. Вы не будете спорить с тем, что изображение кодирует смысл и в конечном итоге судьбу. Правильное и красивое облагораживает и наделяет силой. В 1997 году, когда этот посыл про новую жизнь и новые деньги был важен, мы – телеведущий Леонид Парфенов, галерист Марат Гельман и я – сделали проект "Новые деньги". Нам показалось, что забыты лица, персонажи, которые являются основой и силой нашей культуры. Нам было важно выбрать "правильных" представителей. Споры были жаркими. Под каждого персонажа была подведена логическая база, и во всем этом процессе и состоял смысл – не в конечном результате.

Вокруг этого проекта тогда сложилась очень странная ситуация. Люди подумали, что грядет деноминация и выпуск новых денег. Рассказывали даже ужасные истории о том, что в каких-то деревнях Сибири мошенники распечатали наши деньги и обманывали бабушек. История кончилась тем, что Печатный Двор реально вступил в дискуссию. Стали обсуждать не художественные качества проекта – нас обвинили в том, что на деньгах нет защиты и водяных знаков. А мы им говорим: "Мы не об этом, мы хотим, чтобы Уланова, чтобы Малевич были на деньгах. Чтобы там оказались Менделеев, Алехин, Гагарин". Эта была прекрасная, но утопическая идея.

– Во многих ваших заставках на телеканале "Культура" используются элементы текста, словно отрывки из газет. Это намек на то, что вы работали в печатных СМИ?

– Я была дизайнером первых 20 номеров "Художественного журнала" – первого периодического издания, посвященного современному искусству, под редакцией Виктора Мизиано. Сейчас журнал выглядит по-другому, тем не менее у него был "романтический период", в котором я поучаствовала. Но для меня все-таки нет разницы в жанрах медиа. Дизайнер, как и художник, использует одни и те же принципы, знания, отправные точки.

– При оформлении телепрограммы вам важно ее содержание? Или вы воплощаете определенную идею, которой увлечены?

– Я уверена в том, что любой художник все равно любит форму больше, чем содержание. И пусть концептуальное искусство доказывает обратное, для меня форма важнее. Я формалист в хорошем смысле слова. В этом плане работа на телеканале "Культура" – настоящий рай: мы здесь имеем дело только с самыми лучшими произведениями искусства, здесь не зазорно иногда забыть о содержании и увлечься красотой.

– Расскажите о вашей концепции художественного оформления телеканала "Культура", за которое вы получили четыре премии ТЭФИ.

– Наш канал не несет в себе революционных идей. Мы любим традицию и очень деликатно и бережно к ней относимся. Я не могу делить дизайн канала на "было" и "стало", все течет и развивается органично. Время показывает, что у нас сохранились ценности, которые близки всем. Нам повезло еще и с тем, что у нас нет политики, "желтизны".

Каждый год мы запускаем масштабные музыкальные проекты: "Большая опера", "Большой балет", где я с удовольствием применяю свои знания истории искусств. У нас много познавательных, документальных, исторических фильмов и программ, прекрасные костюмированные исторические сериалы, классика мирового кино... Всего не перечислить.

Главный редактор и директор нашего канала Сергей Леонидович Шумаков – большой поклонник изобразительного искусства. Он инициировал создание телевизионного журнала-альманаха "Искусственный отбор", где как раз мирно соседствуют и классическое, академическое, и современное искусство.

– Нельзя не вспомнить ваши замечательные прогнозы погоды с ожившими картинами.

Наша "Погода" любима зрителями и получает много откликов. Она, кстати, десять лет назад с трудом пробивала себе дорогу. Ведь никто такого не делал, традиционно погода презентовалась красивой девушкой на фоне карты – мое решение выглядело диковатым. Манипуляции с произведениями искусства кому-то казались кощунственными. Но после первого же эфира идея снискала народную любовь, и критиков не осталось.

Музыкальное оформление мы тоже подбираем тщательно, создаем миксы из разных произведений. Это мой любимый процесс – подбирать живописные темы и музыку к ним.

– Помимо старых мастеров и гениев авангарда, вас вдохновляет кто-то из современных художников?

– Мне очень нравятся многие молодые художники, которых в последнее время появилось немало. И очень радует, что их хорошо воспринимают. Я, например, слежу за такими разными художниками, как Валерий Чтак и Таисия Короткова. Общая ситуация с современным искусством в России какая-то подозрительная, но мне кажется, это временно. Выдержка и время – и все будет хорошо.

СПРАВКА

Елена Китаева, художница, дизайнер. Родилась в городе Иваново. Окончила Белорусскую государственную академию искусств. С 1992 года главный художник Большого академического театра оперы и балета в Минске. В 1993 году работает над дизайном "Художественного журнала". На телевидении с 1996 года: создает фирменный стиль НТВ, затем переходит на РТР. На телеканале "Культура" с 1998 года. За это время художественное оформление канала было четырежды отмечено национальной телевизионной премией ТЭФИ, а также удостоено серебряной медали международного конкурса Promax & BDA Europe в номинации "Лучшее оформление канала". Лауреат международных конкурсов дизайна. Персональные и групповые выставки проходили в музеях и галереях Германии, Нидерландов, России, США, Финляндии и Японии.

http://www.theartnewspaper.ru/posts/3709/