16.11.2016 | 16:08

Работу культового режиссёра Люка Персеваля представили на фестивале "Сезон Станиславского"

В Москве, на Международном театральном фестивале «Сезон Станиславского» представили новую работу культового европейского режиссёра Люка Персеваля. Спектакль «Год Рака» был поставлен в Голландии по роману прозаика и сценариста Хюго Клауса. Готовясь перевести этот текст на язык театра, Люк Персеваль, заявил, что сделает акцент на хрупкости и непостоянстве любви. Сообщает Елена Ворошилова.

Люк Персеваль в Москву не приехал. Спектакль представляет трио – актеры Гейс Шолтен и Мария Краакман, а также - пианист Йерун ван Веен, написавший прелюды в стиле минимализм, по настроению напоминающие музыку шестидесятых.

«Музыка отражает их любовь и невозможность быть вместе. Об этом говорят первые аккорды. Через весь спектакль идет почти тишина, пронзительная, которая взрывается мощным, отчаянным каскадом звуков, умирающих в конце», - говорит пианист Йерун ван Веен.

Актерам впервые пришлось так много проживать, думать, говорить о сексе. Получив сценарий, Мария Краакман, далеко не неженка в кино, отчаянно размышляла: как такое можно сыграть на сцене.

«Это не было внутренней борьбой, только один вопрос – как? В книге очень много разговоров о сексе и самого секса. Но Люк Персеваль сразу дал понять – секса на сцене будет. Мы будем говорить об этом на языке пластики», - отметила актриса Мария Краакман.

История, в которой, кажется, обнажены все грани чувственной любви, забирает силы актеров. Их герои проходят путь от яростной близости до пустоты разочарования. Ненасытность желания сменяется отчаянием. После таких страстей Гейс Шолтен чувствует себя истерзанным.

«Изнуряющий, наполовину пластический спектакль. Этот путь от любви к напряжению и страсти мы проходим за полтора часа, которые становятся для меня годом. Я не просто изнурен – я чувствую боль, я изношен физически и морально», - признается актер Гейс Шолтен ванн Ашат.

В романе действие происходит в Амстердаме в семидесятые. В спектакле нет ощущения конкретного места, такое может произойти где угодно. Актеры говорят на голландском. Чтобы понять нюансы, нужно следить за титрами на экране. Впрочем, динамика отношений такая, что все понятно без слов.

«Нас трое на сцене. Мужчина, женщина и пианист, который является нашим дыханием, сердцебиением. Персеваль точно перевел язык сексуальный на пластический, получился почти что любовно-пластический ритуал», - добавляет Гейс Шолтен.

У них нет имен. Просто он и она. Слишком взрослые, чтобы обманываться. Слишком голодные, чтобы упустить время. Слишком потерянные, чтобы поверить вечности. В финале она умирает от рака, он продолжает жить по инерции. Среди утраченных иллюзий.

Новости культуры