27.10.2016 | 19:54

Эймунтас Някрошюс представил спектакль "Мастер Голода" по Кафке

"За последние десятилетия интерес к искусству голодания заметно упал". Так начинается рассказ Франца Кафки. Один из немногих, опубликованных при жизни писателя. Сейчас, благодаря Эймунтасу Някрошюсу и литовскому театру Meno Fortas, состоялось перерождение "Голодаря" в театральную постановку "Мастер Голода". На московских подмостках спектакль представили в рамках фестиваля "Сезон Станиславского". Рассказывает Ирина Разумовская.

Эймунтас Някрошюс известен своими томными, философскими и напряженными спектаклями. Но в рассказ "Голодарь" Кафки режиссер решил добавить нотки юмора. В начале спектакля актеры выходят с картонными, смешными желудками и настраивают на шутливый лад.

История о Мастере Голода, который выставляет напоказ свое "искусство голодания" для Някрошюса история о художнике в самом широком смысле слова, и пресыщенности сегодняшнего общества.

Поставить на роль Голодаря женщину Някрошюс решил не сразу. Говорит, просто во время репетиций понял, что лучше Виктории Куодите никто это не сыграет. Она же – когда узнала, что будет зачитывать наизусть весь рассказ Кафки – испугалась. Обычно у них в спектаклях мало текстов. А вот пол персонажа как раз был для нее не так принципиален. 

"Начинается этот спектакль джазом, и заканчивается тоже джазом. Этот спектакль про свободу – про свободу мысли чувств, эмоций, про свободу говорить, выражаться", – рассказывает актриса Виктория Куодите (Литва).

Герой Виктории не так серьезен как кажется из текста Кафки. В нем даже есть что-то от Чарли Чаплина. Комичен, остроумен, музицирует, поет и нелепо танцует. Но это пляски смерти, конечно. Худое голодное тело здесь борется за зрелище – в клетке и на привязи.

Когда Кафка писал этот небольшой двухстраничный рассказ, у него была болезнь горла, и он действительно не мог есть. Создатели спектакля настаивают: в первую очередь играют историю про голод напоказ. Все метафоры подразумевают потом, и рассчитывают как раз на зрителя с образным мышлением – другой, правда, на Някрошюса и не пойдет.

Новости культуры

Читайте также
Театральный фестиваль "Сезон Станиславского" стартовал в Москве