17.10.2016 | 20:05

Музей современного искусства открыл выставку работ студии Элия Белютина "Новая реальность"

Студия «Новая реальность», созданная в конце 1950-х, задумывалась как творческое объединение художников-новаторов, как альтернатива советской Академии художеств. Её история – это непростая история абстракционизма в СССР. Долгие десятилетия это направление было на положении подпольного, запрещённого. Выставка в Московском музее современного искусства знакомит с работами участников студии и с педагогической системой Элия Белютина, основателя «Новой реальности». Репортаж Антона Николаева.

Творчество советского художника и теоретика искусства Элия Белютина можно отнести к жанру «if-history» - «история если бы». Таким могло бы быть советское официальное искусство 1960-х годов, если бы утопический, как понятно сегодня, проект Белютина увенчался успехом.

Для его реализации Белютин в конце 50-х сколотил группу единомышленников, вошедшую в историю искусства как студия «Новая реальность», выходцы из которой, по замыслу художника, со временем должны были перехватить эстафету у соцреалистов и стать новым официальным искусством.

«На волне эмоционального подъема после Великой Победы, когда задул свежий ветер оттепели, людям стало казаться, что они многое могут. И в этих обстоятельствах Белютин выступил с идеей, что нашей стране и нашему обществу необходимо новое искусство, что старая академия больше не актуальна», – пояснила куратор выставки Анна Карганова.

Мозаичные панно на тему полета Гагарина на фасадах домов могли бы выглядеть как картина художника Геннадия Ларишева. А знаменитая скульптура Веры Мухиной «Рабочий и колхозница», возможно, напоминала бы холст Александра Крюкова «Союз серпа и молота». Ещё один участник белютинского кружка Тамара Тер-Гевондян по-своему увидела труд рабочих на заводе «Серп и молот».

«По сути мы видим здесь танец людей, которые управляют огнем. Собственно, в этом была суть белютинского метода – художник не дает зеркальное изображение того, что видит, а дает свое эмоциональное переживание», – подчеркнула Анна Карганова.

В отличие от многих нонконформистов, Белютин не был в оппозиции к советской власти. Он лишь предлагал новый художественный язык взамен устаревшего, на его взгляд, соцреализма. Поначалу творчество белютинцев вызвало интерес, его самого даже приглашали преподавать в нескольких вузах, однако историческая выставка 1962 года в Манеже, которую посетил Хрущев и в ходе которой он подверг резкой критике отдельных экспонентов, навсегда закрыла белютинцам двери в официальное искусство.  

Новости культуры