10.10.2016 | 10:25

Исполнилось 90 лет со дня рождения Евгения Евстигнеева

Исполнилось 90 лет со дня рождения Евгения Евстигнеева. В числе его ролей – а их более полутора сотен – не было проходных, реплики героев уходили в народ, образы становились архетипами. Случалось, во время спектакля Евстигнеев заменял часть длинного классического монолога собственным текстом – публика этого не замечала. Ведь на сцене был великий артист. Репортаж Ирины Разумовской. 

При всём его огромном послужном списке – в театре и кино – Евгений Евстигнеев играл «штучные истории»! Самородок из Горького, Нижнего Новгорода, актёрскому мастерству он не учился. Известная сцена из «Мы из джаза» с тарелками – импровизация Евстигнеева. Он исполнял её, явно вспоминая, как играл на ложках перед кинотеатром в родном городе. Тогда-то его и заметили и вскоре позвали сразу на второй курс Школы-студии МХАТ. Без Евстигнеева многие режиссеры не представляли своих картин. Сценарий «Зимнего вечера в Гаграх» Карен Шахназаров писал, уже представляя Евстигнеева в роли звезды степа.

«Вспомните "Семнадцать мгновений весны", походка Плейшнера: мешковатая, неумелая, ноги как-то внутрь ставил – в самой походке был найден образ. И посмотрите, как он ходит в "Зимнем вечере": подтянутый, лёгкий, лёгкие ноги – видно, что это идёт очень хороший танцовщик», - отмечает режиссер, народный артист России Карен Шахназаров.

О том, что Евстигнеев обладал необыкновенным внутреннем чутьём, – говорит и Владимир Бортко, режиссер «Собачьего сердца». Удивительно, но артист не читал эту повесть. А режиссёр сразу увидел: Евстигнеев сыграет так, что будет понятна даже фраза Булгакова: «во время операции его пальцы становились тонкими и изящными». Писатель подчёркивал: профессор Преображенский «не из графьёв», Евстигнеев тоже был из простой семьи. Но фантастическая интуиция позволяла ему вживаться в образы князей, профессоров, даже царей.

«Сцена, когда он выходит из магазина. Дверь открылась и вышел оттуда профессор Плейшнер из "17 мгновений весны". Я говорю: "Стоп!". Он: "Что такое?" Я говорю: "Вышел Плейшнер!". "А как он должен ходить?" Я: "Как Менделеев!" Бац! Мотор! И вышел оттуда уже профессор Преображенский!», - вспоминает режиссер, народный артист России Владимир Бортко.

Премьеры фильмов с ним были событием, легендарными становились и спектакли с Евстигнеевым. Сначала в «Современнике», который своим становлением и феерией в конце 50-х обязан и ему. «Голый король», «Два цвета», «На дне».

Говорят, он мог забыть текст на сцене, но играл так, что слов ему было не нужно. Галина Волчек вспоминает такой случай, когда показывала «На дне» Анджею Вайде.

«Абсолютно войдя в состояние, полные глаза слёз, доходит до самого монолога – бурчит что-то, какие-то междометия и только говорит одну фразу: "Человек - это звучит гордо". И обливается слезами, - рассказывает народная артистка СССР, художественный руководитель театра «Современник» Галина Волчек. – Я поворачиваюсь к Анджею и говорю: "Он повторял" А он: "Галя! То, что он сказал, вполне достаточно"»

Решение уйти из родного «Современника» вслед за Ефремовым далось тяжело. В МХАТе спектакли с ним продолжали греметь. Про Евстигнеева говорят: играл сердцем. Оно и не выдержало. Артист себя не жалел, работал до последнего.

Новости культуры 

Читайте также:
90 лет со дня рождения Евгения Евстигнеева