08.10.2016 | 17:15

Чайковский в двух лицах: Эйфман привез в Москву новый балет

«Балетный байопик» – это ещё не зарегистрированный термин, но уже вполне ясное понятие. Рассказ о жизни реального человека, а не какого-нибудь сказочного принца, только пластикой тела, под музыку, в условных декорациях. Английское biography picture можно перевести как «биография в картинах». Таков балет «Караваджо» Мауро Биганцетти в Берлине. «Чистилище» Джона Ноймайера в Гамбурге о проблемах в жизни Малера. «Многогранность» о жизни и музыке Баха - Начо Дуато поставил его 17 лет назад в Веймаре. Ещё раньше в Петербурге появился  «Чайковский» Бориса  Эйфмана.

Срок равный смене поколений разделяет «Чайковского» и «Чайковского. PRO et CONTRA» - так теперь звучит название спектакля, новую версию которого Борис Эйфман вернул в репертуар своего Государственного академического театра балета. Летом показал его у себя в Петербурге, на этой неделе была московская премьера. Сообщает Анна Галинская.

Новый спектакль Бориса Эйфмана о Чайковском – не реставрированная версия. От постановки 1993 года осталась только музыкальная партитура, да и та с дополнениями. Главный вопрос в этой версии: почему гениальные творения рождаются из страданий? Итак, Чайковский и его двойник. Композитор и его альтер эго. Герои в спектакле множатся, как в зеркалах Большого театра.

Кто из них кто – без программки определить сложно. Костюмы, рост, стать – настоящие близнецы. Даже на афише – Чайковский – в двух лицах. Вот они – pro et contra, за и против, – борьба двух сил в одном человеке.

«Pro et contra – это сама личность Чайковского, это его борьба между богом и дьяволом. Это и мое личное отношение к нему. Просто это тот акцент, который я хотел бы сделать в этом спектакле», – делится хореограф, худрук Санкт-Петербургского Театра балета Борис Эйфман.

У этого спектакля долгая история, длиной в 23 года, когда у Эйфмана появилась первая постановка о композиторе. Но этот балет – не реинкарнация, это новый рассказ новым хореографическим языком в новом пространстве декораций.

«Получается балет как дневник, читаешь его мысли. Иногда бывает общение тет-а-тет со зрителями, наедине», – говорит солист Санкт-Петербургского Театра балета Бориса Эйфмана Олег Габышев.

Когда Олег Габышев пришел в театр к Эйфману, первая постановка «Чайковского» гремела. Тогда рассказывали о душевных терзаниях композитора, сейчас – о его творческих муках. Вот они, иллюстрации того, как рождались «Лебединое озеро»и «Пиковая дама», «Онегин» и «Щелкунчик».

«Это действительно балет нашего времени, сегодняшнего дня, – убеждена президент ГМИИ им. А.С. Пушкина Ирина Антонова. – Вся система – и пластическая, и формальная – удивительная по красоте. Но это уже красота другого типа, не классического балета».

Главные действующие лица в спектакле – те же, что и в жизни. Покровительница композитора баронесса фон Мекк, с которой они переписывались 13 лет, и ни разу в жизни не виделись. Его жена Антонина Милюкова, которая после разрыва с Чайковским оказалась в психлечебнице.

«Она не могла достучаться до него. Он от нее прятался, избегал, уезжал в Москву и в Питер, а она ездила за ним, селилась в соседних номерах, стучала, не давала ему прохода», - рассказывает солистка Санкт-Петербургского театра балета Бориса Эйфмана Любовь Андреева.

Его человеческие слабости, бесы и терзания, его запретная любовь – все в этом спектакле. Кому как не Борису Эйфману, у которого это уже седьмой балет на музыку классика, под силу погрузиться с головой в эту бесконечную вселенную под именем «Чайковский».

Новости культуры