01.10.2016 | 17:30

Выставка "Свидетельства" открылась в "Гараже"

«Художник - чувствилище своей страны, ухо, око и сердце ее. Он - голос своей эпохи». Это высказывание Максима Горького вполне могло бы стать эпиграфом к выставке, которая объединила работы испанского живописца Франсиско Гойи, советского режиссёра Сергея Эйзенштейна и современного американского художника Роберта Лонго. Из разных эпох, из абсолютно разных миров – они в своем искусстве отразили суть своего времени, его ожидания, настроения. Их «Свидетельства» - на выставке в Музее современного искусства «Гараж».

«Нет, ну не могла же она знать, во что это всё…» - такое загадочное неоновое послание появилось на крыше «Гаража». Его автор – художник Борис Матросов. Незаконченная фраза  впервые появилась на одной из его картин. Что она означает, толком никто не знает. В самом музее родилось множество  версий, далеких от того, что хотел сказать художник. Каждый считывает загадочное послание по-своему.  

Антон Белов, директор музея «Гараж», поясняет: «Кто-то воспринимает это в личном контексте, кто-то - как рабочую формулировку, и мне это приятно. Я  подумал, что каждый может сказать это про свою маму. «Нет, ну не могла же она знать, во что всё это…».

Куда более глубокие размышления  и сложные ассоциации вызывает выставка «Свидетельства», на которой представлены работы авторов из разных эпох: художника Франсиско Гойи, служившего  идеалам короля и церкви, режиссёра Сергея Эйзенштейна, преданного советской системе, и нашего современника - американца Роберта Лонго, который и художник, и певец, и режиссёр, чье искусство подчинено законам арт-рынка. Поставить себя в один ряд с этими гениями,  ему предложила главный куратор «Гаража» Кейт Фаул, зная, что в  своём творчестве Лонго часто апеллирует к наследию  этих мастеров.

«Гойя и Эйзенштейн помогли мне понять себя, своё творчество. Я считаю, что художник – это репортёр своей  эпохи, свидетель событий. В ХХ  веке, когда искусство перестало служить государству и церкви, главной для художника  задачей стал поиск темы. Это сложный выбор. Впрочем, тот же Гойя в какой-то момент решил, что имеет право на то, чтобы высмеивать своих заказчиков, при этом продолжая работать на них», - рассказал художник Роберт Лонго.

Выставка сложная, ускользающая и вместе с тем очень органичная, тонкая. Она связывает разные эпохи, проводит между ними параллели. Напоминая, что история повторяет саму себя, что война и мир, свобода и диктат, святость и грех идут рука об руку сквозь века. Выставка требует аналитического мышления, философского подхода, а если думать  о вопросах глобальных не хочется, можно  просто перейти на другую выставку -  ту, что попроще.

Инсталляцию Рашида Джонсона в атриуме «Гаража» сменила 12-метровая конструкция, созданная художником из Пекина Инь Сючжэнь. Она сшита вручную из бывшей в употреблении одежды, которую собирали всей Москвой.

 В этой гигантской конструкции публике предлагается провести своеобразный сеанс самолечения, каким угодно способом, хоть с помощью обычного селфи. Не зря же говорят, что искусство – лучшее средство от хандры и депрессии.

Новости культуры 

Читайте также:
Роберт Лонго: "Я намного свободнее в своем искусстве, чем Гойя"