20.09.2016 | 10:37

Театр имени Андрея Миронова показал в столице сценическую фантазию по роману "Мадам Бовари"

В столице продолжаются гастроли петербургского Театра имени Андрея Миронова. Накануне коллектив показал сценическую фантазию Андрия Жолдака по роману Флобера «Мадам Бовари». Это - своего рода «театральная поэма» о тайнах и страстях женщины. Причудливый микс рок-концерта, драматического спектакля, клипа и киноэпопеи в духе Голливуда. И даже главных героинь в постановке две. Одна - живёт в провинциальной Франции XIX века, а вторая – наша современница - в коммунальной квартире на Невском.

Появление в афише «Русской антрепризы» имени Андрея Миронова спектакля в постановке Андрия Жолдака «Мадам Бовари» – событие выходящее из ряда вон. Создатель и художественный руководитель театра Рудольф Фурманов всегда считался одним из самых бескомпромиссных апологетов русского психологического театра. Андрий Жолдак, напротив, известный провокатор и разрушитель жанровых и стилистических канонов.

«Многие говорят: "Рудольф Давыдович, вы хотите сохранить русский психологический театр, а что же приглашаете – Жолдака, теперь Богомолова?" А я отвечаю: "Театр – это не музей. Артисты должны работать с разными режиссерами". Да, Андрия Жолдака я не воспринимаю. Но спектакль "Мадам Бовари" многие зрители боготворят. Поставив его, мы попали на "Золотую маску"», - рассказывает художественный руководитель, директор театра Рудольф Фурманов.  

«Мадам Бовари» Жолдака получила три номинации на «Золотую маску» в 2015 году - «Лучший спектакль в драме, большая форма», «Лучшая работа режиссера», «Лучшая женская роль». На последнюю претендовали сразу две актрисы – Елена Калинина и Полина Толстун. А все потому, что и Эмм Бовари в спектакле Жолдака – две. Французская Эмма из XIX века и ее петербургская тезка.

«Андрий – человек, мне кажется, такой спонтанный, вообще не поддающийся никакой логике. Человек, который живет инстинктами. Как он репетирует - он видит сон, приходит и говорит: "Все, я видел сон, я хочу его воплотить. Давайте репетировать мой сон". В этот сон входит Бовари со своими текстами», - рассказывает актриса Елена Калинина. 

От классической буржуазной мелодрамы в работе Жолдака не осталось ничего. Спектакль начинается с заговора богов, посылающих с Олимпа на Землю «яд любви», которым теперь отравлены обе Эммы. Основная, французская, и петербургская – альтер эго. 

«Я - именно современная. Видите, на мне свитер и кеды, наушники, и я пою песни – выражаю свои эмоции песнями на английском, как это делает молодежь. Надел наушники, пошел по набережной, ты переживаешь. Вот она такая у меня. У нас тексты почти только Флобера. Просто монологи Мадам Бовари переведены иногда в ее диалоги с альтер эго», - объясняет актриса Полина Толстун.

 События развиваются вокруг французской Эммы. Но не семейная и любовная биография героини интересует режиссера, но ее душа, отравленная ядом возвышенных чувств, ее стихийная любовь, которую невозможно воплотить в реальной жизни. В остальном Флобер остался Флобером.

Изначально спектакль Жолдака длился около 9 часов и был рассчитан на два вечера. Однако перед премьерой постановка была сокращена до трех с половиной часов. Именно такая версия была оценена отборщиками «Золотой маски». Ее и увидели московские зрители.  

Новости культуры