18.08.2016 | 10:21

В Нью-Йорке прощаются с Эрнстом Неизвестным

В Нью-Йорке прощаются с Эрнстом Неизвестным. Знаменитый скульптор скончался в больнице Стоуни Брук 9 августа на 92-м году жизни. В Москве вечер памяти мастера прошел в понедельник, 15 августа, в Большом зале Центрального дома литераторов. В Екатеринбурге, на родине скульптора, сегодня проходит выставка-пикет «Эрнст Неизвестный - наш земляк». Художник и скульптор, философ и яркая личность – об Эрнсте Неизвестном вспоминают его друзья и коллеги, пришедшие на церемонию прощания. 

В книге соболезнований для тех, кто пришел проститься с Эрнстом Неизвестным в Нью-Йорке, много русских фамилий, написанных латиницей. Почти сорок лет великий скульптор провел в эмиграции, ни разу, впрочем, не дав усомниться, кто он и откуда.

«Он был важной фигурой для нахождения взаимопонимания между Россией, тогда еще СССР, и Западом. Они видели в нем обещание, независимость, волю колоссальную», - рассказывает музыковед, писатель Соломон Волков.

Именно о ней стихи - «Лейтенант Неизвестный Эрнст идет наступать один». Строки, вышедшие из под пера Вознесенского, станут для скульптора чем-то вроде звездного билета на пути к мировой славе. Внутренняя мощь пригодилась на первых порах даже в Нью-Йорке. Сохо, где разместилась мастерская Неизвестного, был районом с сомнительной репутацией, где ценили физическую силу. Их соседские беседы, которые перетекали в философские диспуты, навсегда запомнил Михаил Шемякин. Студии находились рядом.

«Путь очень сложный, трагичный. Вы знаете, что ему пришлось покинуть Россию, начинать новую жизнь. Поэтому запомнился он мне, прежде всего, честным скульптором, честным мастером», - отметил скульптор Михаил Шемякин.

Отстаивал перед Хрущевым, не постеснявшись перечить генсеку на разгромной выставке в Манеже, отстаивал перед новыми обстоятельствами уже в Америке.

«Слава Ростропович - его друг близкий сразу свел его с элитой нью-йоркской интеллигенции, перезнакомил со всеми. И, как рассказывал Эрнст, не оставалось времени на работу. Чтобы решить вопрос кардинально, он взял и все визитки сжег», - говорит художник Александр Кедрин.

Он, конечно, был ребенком своего времени. Неудобный, как многие шестидесятники. Но творя в своей мастерской на Сретенке, что закрывалась на проволоку, Неизвестный умудрялся пребывать в вечности. «Горизонталь - это жизнь. Вертикаль - это Бог. В точке пересечения - я, Шекспир и Леонардо!» - приписывают скульптору и такие слова. Друзья и знакомые и не думали с ним спорить.

«Никаких левых, лишних движений или искусственности. Он не требовал, что называется, нарциссизма и внимания к себе. Он был нормальный мужик, очень любимый нами», - признается фотограф Лев Поляков.

Завораживало знавших Неизвестного и его удивительное чувство юмора. «Я был у него на выставке, это была выставка живописи - не скульптуры, здесь, в Нью-Йорке. И я пришел, а он говорит: "Ну, что купишь картинку?" Я говорю: "Сколько?". Он: "Я для тебя сделаю скидку". Я говорю: "Давай в следующий раз". А он мне сказал, так хитренько подмигнув: "А, видишь, американцы то берут мои картинки. Правильно делают"», - рассказал композитор Александр Журбин.

Гражданская панихида по Эрнесту Неизвестному на Манхэттене продлится еще один день. Проститься с ним хотят очень многие.

Отпевать скульптора будут в Свято-Николаевском соборе на Манхэттене, а похоронят на острове Шелтер-Айленд, который Неизвестный любил и где проводил каждое лето. Последняя воля мастера - никаких памятников на могиле. Только простой православный крест. 

Новости культуры

Читайте также:

В Доме литераторов состоялся вечер памяти Эрнста Неизвестного

Ирина Антонова об Эрнсте Неизвестном: Ушёл один из ведущих скульпторов ХХ и ХХI веков

Скончался скульптор Эрнст Неизвестный