04.08.2016 | 20:10

О жизни Николая Миклухо-Маклая рассказывает выставка в Петербурге

«Ценить людей надо по тем целям, которые они перед собой ставят», - говорил Николай Миклухо-Маклай. Путешественник, исследователь Новой Гвинеи и Океании, он всю жизнь был предан науке, что и принесло ему заслуженную славу всемирно известного антрополога. В петербургской штаб-квартире Русского географического общества проходит выставка, приуроченная к 170-летию со дня рождения Миклухо-Маклая. Уникальные экспонаты рассказывают о малоизвестных страницах его жизни.

Николая Миклухо-Маклая жители Новой Гвинеи называли человеком с Луны – туземцы посчитали приплывшего к ним белого путешественника посланцем небес. Не только за непривычный цвет кожи. Этнограф, биолог, антрополог – он врачевал местных жителей, изучал их язык, тонкости быта и, главное, рассеял легенду о кровожадном характере папуасов.

«Перед его путешествием о папуасах ходили самые ужасные слухи – конечно же, что они все каннибалы, съедают всех миссионеров, оставляя только четки и кресты. Николай Миклухо-Маклай, поселившись в их среде, все эти мифы развеял», - отметил заведующий музеем Русского географического общества Сергей Белых.

Миклухо-Маклай боролся против торговли людьми и однажды лично арестовал капитана работоргового судна. Еще он хотел построить в Новой Гвинее форт, который бы защищал папуасов от морских набегов. Впрочем, в Российской империи подобная инициатива поддержки не нашла.

«Основная его научная доктрина заключалась в том, что нет отсталых рас, нет недолюдей, ошибок природы – такого нет, и все его научные изыскания связаны с тем, чтобы это доказать», - пояснил заведующий музеем Русского географического общества Сергей Белых.

Выставка в Русском географическом обществе дает представление о Николае Миклухо-Маклае как о человеке, ученом и пассионарной личности. Прожив всего 40 лет, он умер от многочисленных болезней, которыми заразился в тропических широтах.

Ему никогда не хватало денег на исследования, но всегда хватало мужества идти наперекор судьбе. Возможно, именно поэтому его имя осталось на географической карте. Трехсоткилометровый участок побережья Новой Гвинеи до сих пор называется «Берег Маклая».

Новости культуры