Ошибка

Сегодня нам трудно представить, что было время, когда музыканты отказывались играть сочинения Кшиштофа Пендерецкого, а критики утверждали, что его музыка портит инструменты. Но это было, и в масштабах истории было не так уж давно. Пендерецкий начинал как авангардист, ниспровергатель основ, но потом его революционные композиции сами стали основой для нового канона, а их создатель на глазах из бунтаря превратился в живого классика.

Сегодня нам трудно представить, что было время, когда музыканты отказывались играть сочинения Кшиштофа Пендерецкого, а критики утверждали, что его музыка портит инструменты. Но это было, и в масштабах истории было не так уж давно. Пендерецкий начинал как авангардист, ниспровергатель основ, но потом его революционные композиции сами стали основой для нового канона, а их создатель на глазах из бунтаря превратился в живого классика, перейдя от радикальных экспериментов со звуком к созданию симфоний, без которых сегодня не представить музыку второй половины XX века.

Ну, а в XXI веке тот, кого часто называют последним великим симфонистом, наследником Бетховена, Малера и Шостаковича, всё больше обращается к камерной музыке и таким традиционным малым формам, как, например, полонез (как-раз за сочинением полонеза мы и застали композитора у него дома), хотя и свою Девятую симфонию пан Кшиштоф обещает непременно написать.

Автор и ведущая – Ирина Никитина.

Полный текст

Другие выпуски всего 75 выпусков