Ошибка

Уникальность и неповторимость Юрия Казакова очень точно оценил Лев Аннинский: "Не вписавшись ни в когорту "шестидесятников", ни в дружину "деревенщиков", ни левым, ни правым не подойдя, ни "диссидентам", ни "патриотам", Казаков сразу и навсегда врезался в память литературы.

Уникальность и неповторимость Юрия Казакова очень точно оценил Лев Аннинский: "Не вписавшись ни в когорту "шестидесятников", ни в дружину "деревенщиков", ни левым, ни правым не подойдя, ни "диссидентам", ни "патриотам", Казаков сразу и навсегда врезался в память литературы. Казаковский ландшафт – шире и мощнее "времен", меняющейся на политической карте страны. У него русская история в тысячелетнем дыхании и русский характер, переходящий из одних "времен" в другие".

Лирическую чистейшей воды прозу Юрия Казакова, прозу души частного человека, ценили и в Европе. В 1962-м во Франции Казакову присудили премию за лучшую книгу года, переведенную на французский язык. В 1970-м в Италии писатель был удостоен Дантовской премии за выдающийся вклад в развитие современной литературы. На родине автор издавался стотысячными тиражами, хотя и отмечал: "мои книги не читают в метро". Ушедший в 1982-м, Юрий Казаков, по сути, остается нашим современником.

Гости программы: писатели Глеб Шульпяков и Александр Снегирев, литературный критик Павел Крючков, режиссер Юлий Файт.

Полный текст

Другие выпуски всего 203 выпуска

Смотрите также