Ошибка

"Баня", написанная почти девяносто лет назад и подарившая нашему культурному сознанию образ главначпупса Победоносикова, и сегодня остается загадкой для читателей, зрителей, режиссеров, критиков, исследователей. С одной стороны - "Баня" с изобретателем машины времени Чудаковым и Фосфорической женщиной знакома нам до мелочей, с другой - погружение в текст и действие обнаруживает авторские тайны и новые смыслы.

Судьба этой пьесы Маяковского - одной из его последних крупных вещей - полна неожиданностей. Всеволод Мейерхольд сравнил ее с классикой мировой драматургии: "Маяковский…так схватил приемы драматурга, что невольно вспоминается такой мастер, как Мольер". Однако сначала "Баню" не приняла публика. По свидетельству Михаила Зощенко, "более тяжелого провала мне не  приходилось видеть". Разгромила пьесу и критика: "Никакая фантастика не спасет политическую пустышку".

"Баня", написанная почти девяносто лет назад и подарившая нашему культурному сознанию образ главначпупса Победоносикова, и сегодня остается загадкой для читателей, зрителей, режиссеров, критиков, исследователей. С одной стороны - "Баня" с изобретателем машины времени Чудаковым и Фосфорической женщиной знакома нам до мелочей, с другой - погружение в текст и действие обнаруживает авторские тайны и новые смыслы.

Пьесу Маяковского обсуждают режиссер, художественный руководитель РАМТ Алексей Бородин, кандидат искусствоведения Вадим Щербаков, писатель Владимир Бондаренко, доктор филологических наук Леонид Кацис.

 

Полный текст

Другие выпуски всего 185 выпусков

Смотрите также