Ошибка

Иногда звук, слово или обрывок музыки погружают нас в прошлое так глубоко, что возникает ощущение причастности к событиям, свидетелями которых мы не были. Во Владимире такое происходит на каждом шагу: то стук молота о наковальню в кузнице Алексея Бородина унесет нас в далекое прошлое, то голос Юрия Левитана заставит вспомнить Великую Отечественную войну, удивиться памятнику диктору и встретиться с автором - скульптором Игорем Черноглазовым.

Иногда звук, слово или обрывок музыки погружают нас в прошлое так глубоко, что возникает ощущение причастности к событиям, свидетелем которых мы не были. Во Владимире такое происходит на каждом шагу: то стук молота о наковальню в кузнице Алексея Бородина унесет нас в далекое прошлое, то голос Юрия Левитана заставит вспомнить Великую Отечественную войну, удивиться памятнику диктору и встретиться с автором - скульптором Игорем Черноглазовым. А потом сесть за столик кафе вместе с Алмасаридой Тенеткиной, бывшим заместителем директора Владимиро-Суздальского музея-заповедника по научной работе, - она встречалась с Левитаном и слышала его рассказ о детстве во Владимире, о работе на радио. Памятная доска Василию Витальевичу Шульгину на доме вернет нас в 40-е,50-е и 70-е годы прошлого века, когда Шульгин сидел во Владимирском централе, а после освобождения жил на улице Фейгина. А пожелтевшие письма с фронта деда Натальи Ивановой перенесут на время под Сталинград.

Полный текст

Другие выпуски всего 258 выпусков

Смотрите также