Ошибка

Андрей Анатольевич Зализняк – академик РАН, доктор филологических наук, выдающийся российский лингвист и один из крупнейших специалистов по древненовгородскому диалекту и изучению текстов берестяных грамот.

Андрей Анатольевич Зализняк – академик РАН, доктор филологических наук, выдающийся российский лингвист и один из крупнейших специалистов по древненовгородскому диалекту и изучению текстов берестяных грамот. В 1951 году в Великом Новгороде была найдена первая берестяная грамота. На сегодняшний день обнаружено и расшифровано уже более 900 экземпляров этих древнерусских документов. В лекции Андрей Зализняк рассказывает о содержании, способе создания берестяных грамот, а также основных открытиях, связанных с исследованием уникального исторического материала. Предельное внимание ученый уделяет практическим навыкам – анализу берестяных грамот.

Стенограмма 1-й лекции Андрея Анатольевича Зализняка:

Я должен вам рассказать о берестяных грамотах, сюжет, который сейчас уже почти всем в какой-то степени известен. Уже, я думаю, мало осталось людей, которые не знают, что существует такое замечательное явление как берестяные грамоты. Но в действительности это новый в широком смысле исторический документ, тип документа. История его начинается с 1951 года, когда 26 июля 1951 года была в Новгороде, во время археологических раскопок и в их процессе, найдена первая берестяная грамота. С тех пор поиски этих документов продолжаются каждый год и сейчас уже в Новгороде, в настоящий момент последний номер – 973, так что приближается к тысяче. Еще около 100 грамот берестяных найдено в десяти других древних городах Руси. В Старой Руссе, в Пскове, в Смоленске, в Твери, в Мстиславле, в Витебске, в Рязани, в Москве и даже на Украине в Звенигороде-Галицком. Но подавляющее количество, конечно, принадлежит Великому Новгороду. Это, так сказать, центр, из которого мы постоянно, каждый год получаем все новые партии этих замечательных древнерусских документов.
Что собой представляют эти грамоты? По большей своей части это частные письма. Процентов 70-75 этих документов – это просто письма и записки, небольшого объема, и по виду это что-то примерно вроде нынешней почтовой открытки, и по содержанию обычно несколько фраз всего. Ну, кроме этого есть, конечно, и некоторое количество документов другого рода, в частности, черновики некоторых более официальных документов. Очень немного документов, связанных с церковными делами, скажем, обрывки молитв и еще некоторое количество учебных грамот, т.е. остатков от работы учеников Древней Руси. В частности, знаменитые грамоты мальчика Анфима, которому было 6 или7 лет, который, к счастью для нас, оставил целых 10 грамот, ну, потерял их, конечно, но археологи счастливым образом на них набрели и они представляют собой такое замечательное свидетельство того, что представлял процесс обучение грамоте в Древней Руси.
Главное, что позволило нам сейчас познакомиться с этими документами, это то, что они вопреки первоначальным идеям, как представляли себе филологи до первой находки, писались не чернилами, а другим способом. Они выцарапывались специальным инструментом, который в Древней Руси назывался «писало», а в традиции классической называется «стилос». Такая металлическая или костяная палочка с острым концом с одной стороны и лопаточкой с другой стороны, предназначенной первоначально для письма на воске, но которая пригодилась на Руси для выцарапывания букв на бересте. И в результате нет проблемы, что чернила, скажем, растворятся дальше в земле, поскольку, если сохраняется сама береста, т.е. сама березовая кора, то сохраняется и все, что на ней нацарапано. Попутно сразу скажу, что само сохранение коры в течение столетий, это такое маленькое чудо, в основном, Новгорода, ну и некоторых других точек в меньшей мере, за счет огромной сырости почвы. В Новгороде сырость так велика, что практически эти документы, находясь под землей, как бы находятся в том же состоянии, как и под водой. Доступа кислорода нет и вот результат, замечательное сохранение органических веществ, в частности и кожи, кости и древесины, и коры. Так что замечательным образом, найденная сейчас грамота, которой тысяча лет или 900 лет, или 800 лет, иногда выглядит, как если бы она была выцарапана вчера. Это всего несколько слов о «внешних» свойствах грамот, что касается их ценности для истории страны, то об этом в этой аудитории рассказывал замечательный В.Л. Янин, я этого повторять не буду, я буду касаться в основном языковой стороны проблемы и того, что дают эти документы с точки зрения истории русского языка, с точки зрения нашего знания языка древнерусского. И коснусь так же вопросов, связанных с трудностями чтения, ну, или как иногда это называют, «расшифровки» этих текстов.
Расшифровка – может быть, слово слишком сильное в данном случае, поскольку все-таки это не зашифрованный текст. Это просто текст на языке, который сильно отличается от нашего. Но в каких-то случаях действительно могут быть трудности такого же порядка, как при расшифровке. В других случаях напротив, текст бывает достаточно прозрачным и на примерах, которые я вам покажу дальше, вы это увидите. И случаи того и другого рода. Я поэтому не буду вам много рассказывать общих положений, касающихся этих грамот, а все интересные моменты мы будем рассматривать в связи с конкретными грамотами, которые я надеюсь вам показать достаточно подробно, достаточно полно, чтобы вы представили себе как выглядит и работа с этими документами и какого типа текст при этом получается. Разумеется, я исхожу из того, что древнерусского языка вы не знаете и не должны знать, это специальная дисциплина. Но с некоторой помощью тексты, которые вы увидите, мы все-таки с вами сможем понять.
Главный факт, что тексты эти записаны тем же самым алфавитом, которым пользуемся мы с вами, это кириллический текст, это кириллический алфавит, это текст, записанный кириллицей, так что буквы вам все знакомы. Другое дело, что начертание некоторых букв будет несколько непривычно. Но в целом, это наш с вами язык, но, разумеется, значительно более архаичный, чем то, к чему мы привыкли. Надо сразу сказать и об особенностях этого языка. Конечно, целую лекцию о древнерусском языке было бы бессмысленно сейчас пытаться вам читать, но несколько пунктов я вам укажу, которые позволят вам ориентироваться в тех примерах, которые дальше буду вам предлагать. Здесь, на доске, вы видите первые такие данные, касающиеся разницы между тем, что можно назвать книжным письмом и бытовым письмом. Это явление, которое до открытия берестяной грамоты вообще было не известно. Собственно, берестяные грамоты подвигли филологию, чтобы выдвинуть эту концепцию двух типов письма. Письма нормализованного книжного, строго подчиненного определенным нормам, и письма более свободного, которое условно называется «бытовым», где правила записи слов были несколько иными в широком смысле и несколько более свободными. Главные отличия, нам полезно это знать, поскольку берестяные грамоты – тексты, написанные не для книжности, а для каких-то сообщений, маленьких информаций от одного человека к другому. Там, внутри семьи, внутри одного двора, внутри города и т.д. Ясно совершенно, что они пользовались бытовой системой письма, поэтому особенности этой системы полезно знать, для того чтобы в наших примерах не было непонятных моментов. Здесь изображены главные отличия между книжным письмом и бытовым. Они немногочисленны, они, строго говоря, касаются всего лишь трех букв, трех пар букв, простите. Значит, первая пара, это буква «О» и буква «Ъ», которую мы с вами сейчас называем «твердый знак», а в древности называлась «ер», значит вот «о» и «ер». Вторая пара, это буква «Е» и буква «Ь», которая сейчас называется мягкий знак, а в древности называлась «ерь», значит, соответственно пара «о»-«ер», «е»- «ерь». И наконец-то третья – это буква «ѣ» - «ять», очень характерная для дореволюционного письма, думаю, что все-таки с ней вы достаточно знакомы, чтобы ее опознавать, и которая, однако же, находилась в определенных отношениях с буквой «е» и с буквой «ерь».
Какая особенность у бытового письма? Особенность у бытового письма состоит в том, что в отличие от книжного, где строго различаются буква «О» и буква «ЕР», и буква «Е» и буква «ЕРЬ», буква «ѣ» и буква «Е», и каждая из них стоит на своем месте, по совершенно строгим правилам, которые никаких вариаций не позволяют, бытовое письмо букву «О» и букву «ЕР» рассматривает как варианты одного и того же. Оно разрешают писать «О» и «ЕР» в любом месте, где нужно «О» или «ЕР», т.е. возможны смены в ту или другую сторону. Точно такое же разрешение действует в отношении пары «Е» и «ЕРЬ». В результате, если, скажем, слово «село», где есть и «Е», и «О» может быть написано единственным способом книжным - «село». То в бытовом письме оно может быть написано 4 способами. Или точно так же, или со сменой одной буквы, тогда будет написано через «ЕРЬ», со сменой еще одной буквы будет написано через «ЕР», и со сменой обеих, тогда у вас вместо «села» будет вещь, которую зрительно вы даже совсем не опознаете, совсем не похоже на «село» - вот такое «сьлъ». Тем не менее, именно так очень легко может выглядеть это слово в берестяной грамоте. Это касается пары «О», «ЕР» и «Е», «ЕРЬ». А другое такое правило состоит в том, что вместо буквы «ЯТЬ» может быть написано «Е», и может быть написано «ЕРЬ». Т.е. слово «мера», допустим, которое нормально пишется с «ЯТЬ» по-древнерусски, может быть написано с «ѣ», но может быть написано и с «Е», и может быть написано и с «ЕРЬ». Вот такие степени свободы разрешаются в бытовом письме, и это отличает, сажем, берестяные грамоты от книжных документов Древней Руси.
Заметьте, тут важно подчеркнуть следующее, что на первый взгляд – это просто ошибки, что просто тот, кто так пишет, вместо «село» пишет «сьль», вроде бы делает целых две ошибки в маленьком слове. И такое впечатление было у исследователей берестовых грамот на первых этапах их изучения. Казалось, что очень много ошибок и первое представление было о том, что писавшие плохо очень владели техникой письма. Такое представление продержалось какое-то время, довольно долго. И надо сказать, что оказалось сильной помехой для правильного понимания древних текстов. Почему? Потому что со временим было четко установлено, что это никакие не ошибки, а что это другой тип письма, письма, в котором разрешены такие замены. Чтобы вы представляли себе, что такое вообще возможно в письме, я могу привести аналог из современного письма: это «Е» и «і», где, вообще говоря, нет строгого правила, чтобы обязательно писать «і». Сейчас имеется тенденция вводить «і» как что-то обязательное, но она еще не победила. А сравнительно недавно «і» почти не использовалось и до сих пор, строго говоря, вы можете в каких-то случаях писать какой-нибудь там… «села» -можете написать с двумя точками «Е», можете не написать с двумя точками. Вот такой пример того, что, вообще говоря, такое бывает, бывает даже в наше время, в современных письменностях, хотя вообще-то в современных письменностях это не характерно. А характерна очень строгая регламентация того, что каждое слово может быть написано одним единственным способом и все. Так верно для русского, для французского, немецкого, но все-таки такие вот маленькие остатки возможностей есть. А в древнерусском письме этой строгости не было, и бытовое письмо пользуется такой возможностью.
Важно следующее, что это не ошибки, что если это были ошибки, то тогда они бы встречались… совсем не обязательно, что они встречались для этих трех пар букв. «О», «Е», «О» с «ЕР», «Е» с «ЕРЬ» и «ЯТЬ». Встречались бы «А» вместо «О», допустим, «И» вместо «Е» какое-нибудь, «Б» вместо «П». Так вот, оказывается, что никаких других замен в берестяной грамоте нет и это сразу вам показывает, что это вовсе не разболтанность письма, потому что при разболтанности любые вещи бы встречались. А что это именно разрешенные замены, такие же разрешенные, как нам сейчас разрешено не ставить две точки над «Е», над «і», в отличие от остальной части записи, где все очень строго. И тогда оказывается, что если мы уже знаем это правило, если мы его для себя уже выявили и установили, про бытовое письмо, то когда мы, скажем, видим, что перед нами текст, где написано вот так, вместо слово «село», мы не говорим, что это ошибка, а просто понимаем что это нормальная бытовая запись. И тогда выясняется что, признавая правоту, правильность, допустимость такой записи, мы должны констатировать, что во всем остальном все сделано безупречно. Т.е. попросту говоря, с точки зрения берестовой системы, подавляющее большинство берестяных грамот написано без единой ошибки. Это очень существенно, потому что оказалось, что вопреки первоначальной идее, что эти грамоты написаны людьми, которые умели писать очень плохо, ничего подобного! В действительности оказалось, что эти документы очень строгих соблюдений правил письма, только правил немножко отличных от того, к чему мы привыкли. Вот это важно, первое предупреждение.
Теперь еще другая сторона, касающаяся тоже языка древнерусского, которую необходимо пояснить. Она связана с тем, что, как обнаружилось опять-таки после открытия берестяных грамот, т.е. за последние полвека, в Новгороде и в окружающей его местности – особый русский диалект. Господствовал особый древнерусский диалект, довольно заметно отличающийся от диалекта других частей. Не так сильно, чтобы были какие-то проблемы с пониманием. Прекрасно, конечно, житель Новгорода понимал жителя Киева, жителя Суздаля и т. д., но, тем не менее. с лингвистической точки зрения, какое-то количество отличий отчетливо существовало. Значит, для понимания грамот (отличий гораздо больше, чем я выписал здесь), но существенных и для нас самых важных немного, вот я выписал всего три. Первое отличие состоит в следующем: в мужском роде, в именительном падеже единственного числа мужского рода нормальное древнерусское окончание, как мы его называем, «наддиалектное», т.е. «пригодное» для всех диалектов Древней Руси, было «ер», которое произносится как маленькая и краткая гласная типа «Ы», немножко похожая на «Ы», только короче. Примерно было такое древнерусское произношение, записывалась буквой «ЕР», которая сейчас просто отсутствует, но еще до 1917 годе еще писалась, как вы, наверное, знаете. Со временем просто исчезло, стало просто «город». А в древненовгородском было другое окончание, «Е» - городЕ, значит, какое-то «этот городЕ великЕ», а не велик, «далЕ», а не «дал» и т. д. И вполне совершено систематически. Другое такое окончание родительного падежа, женского рода, какой-нибудь «у жены», совершенно так же, как мы сейчас с вами говорим – в наддиалектном древнерусском. Но «у жене», там, «у сестре», там «ведро воде» и т. д. по-древненовгородски. И наконец-то третье отличие: множественное число, скажем, «пасутся коровы» точно так же как мы сейчас с вами говорим, но «пасутся коровЕ» тоже с ятевым окончанием по-древненовгородски. И вот такие отличия, которые необходимо иметь в виду, когда мы смотрим на древние докуметы, надо понимать, что если у вас стоят вот такие окончания, это тоже никакая не ошибка, а диалектная особенность. Вот, пожалуй, все, что касается предварительных сведений, необходимых для того, чтобы нам начать знакомиться с какими-нибудь берестяными документами.

Вот перед вами сейчас одна из очень ценных и интересных и замечательных грамот, у которой удивительно маленький номер, номер 9, можете себе представить? Всего тысяча грамот, вот эта 009, т. е. попросту говоря, грамота найдена в первый год раскопок, такая сенсация в первый год раскопок, 12 век. Замечательная в самых разных отношениях, сейчас мы ее увидим более подробно, пока что примерно вы видите, как она устроена. Заметьте, что вот у нее три стороны аккуратно обрезаны, а четвертая сторона осталась не обрезанная, чаще и четвертая тоже обрезается, но в данном случае, по какой-то причине, древнерусский человек, который это делал, четвертую сторону оставил, как она есть, в таком грубом первоначальном виде. А сам текст, как вы видите, располагается в верхней части в нескольких строках, к сожалению, вам видно не очень хорошо, но вы сейчас увидите то же самое в более ясном представлении. Значит, на этом примере уже сразу скажу важную вещь. Перед вами целая грамота, весь текст сохранен безупречно на 100%, это далеко не всегда так бывает. Большая часть грамот, а именно три четверти – это не такие замечательные целые документы, а фрагменты. Иногда довольно большие, иногда совсем крохотные, в которых умещаются 3-4 буквы, это тоже фрагмент грамоты.
Итак, продолжим. Так вот, здесь вы видите, повторяюсь, целую грамоту, это счастливый для нас случай, который примерно в четверти находок только наблюдается, три четверти находок – это фрагменты. Не сразу мы поняли, по какой причине такое количество грамот до нас доходит не в целом виде, но иногда там лошадиным копытом оттоптана часть не очень понятная, или часть сгорела, а часть не сгорела, это тоже, но это не так часто бывает. А чаще – разорванная грамота, обрывок явно совершен человеческой рукой, она просто разорвана, иногда просто даже разрезана ножом или ножницами. Но постепенно все-таки все выяснилось, что причина очень проста, она совершенно человеческая, состоящая в том, что человек, который получает грамоту, как правило, не очень заинтересован в том, чтобы после это кто-то еще читал. Если там сведения, которые касаются только его. Поэтому, как правило, новгородец принимал меры к тому, что когда он грамоту прочел, он ее или сжег, но если сжечь не мог, он ее рвал на части и тогда уже можно было и бросить. Вот эти вот части мы, к сожалению, обычно и находим. Но к великому для нас везению и счастью, находилось достаточное количество и неаккуратных древнерусских людей, которые бросали грамоту целиком, так что примерно 250 грамот целых в нашем распоряжение есть и это один из замечательных ее примеров. Как дальше происходит? Ну, здесь вы наверно видите довольно плохо, вы можете только угадать, что есть буквы. И попросить вас читать это было бы совершенно нереально. И действительно, следующий этап состоит в том, чтобы отдать это специалисту прорисовщику – художнику, который изготавливает то, что мы называем «прорись». Прорись, документ, где только воспроизводятся буквы, оставленные писалом, а все остальные элементы – пятна, трещины и прочие вещи, которые мешают распознать буквы, все отсутствуют, так что здесь читается уже замечательно, гораздо легче. Это вы уже в состоянии буквы опознать, прочесть сразу весь текст, наверно, вам было бы нелегко, но в данном случае перед вами очень хороший почерк 12 века, замечательно каждая буква опознается и вы, конечно же, понимаете, что буквы, кроме некоторых, вам вполне знакомы. Теперь давайте попробуем продвигаться в чтении того, что здесь написано. Значит, понимаете, откуда взято первое, то, что я здесь написал. Это начало текста, только записанный таким способом, который вам уже легче прочесть, но не все буквы вам знакомы.
Итак, первые три-четыре слова грамоты. Не знакомы вам: первая буква, постепенно вы с ней познакомитесь, это так называемая «лигатура» соединенное написание двух букв в виде одного знака. Снизу буква «омега», которая читается как «О», а сверху буква «Т» - «ОТ». А дальше смысл предлога «ОТ» вам понятен. «От Гостяты к Васильви», красненьким я выделил одну буквы, которую надо читать по-бытовому, потому что вот видите, в подлиннике она написана «ВАСИЛЬВИ», а я здесь пишу «Е», потому что в нормальном написании книжном было бы «Васильве». Итак, вот так оно читается. Но в данном случае грамот таких мало, таких отличий от бытового письма. В других берестяных грамотах их будет гораздо больше. Итак, здесь написано, от кого к кому. Значит, первое – это попросту говоря, если бы было письмо современное, было бы написано на конверте. Кто посылает, кому посылает. Ну, как зовут того, кому посылаем – тут абсолютно понятно, его зовут Василь, т.е. это явно некоторый мужчина. А вот первый – от Гостяты – это некоторая задача, которая занимала ученый мир в течение десятилетий. Кто первый человек, кто тот человек, который написал это письмо? Огромная была дискуссия, которая захватила самые разные страны, разные континенты филологического мира. Кто такой или такая Гостята? Главный вопрос был, кто это, мужчина или женщина. И я пока оставляю этот вопрос нерешенным, мы с вами попробуем его решить дальше, когда будем читать по смыслу текст. Ровно это, собственно говоря, всех интерпретаторов и мучило.
Пойдем дальше, дальше читаем то, что здесь написано. Попросту говоря, это тот же самый текст, но уже записанный немножко в другой... Я тут разделения на строчки не соблюдаю, просто написал следующую фразу. Вот она, я могу ее читать по подлиннику, могу читать ее по этой записи, «еже ми отец даял и роди сдаяли, а то занимь». Ну, не думаю, что вы со слуха такой текст понимаете. Но с некоторой помощью, моей помощью, вы поймете. Ну, я думаю, те из вас, кто следит внимательно, может увидеть, что это в точности соответствует – буква за буквой – тому, что здесь стоит в конце, в конце первой – начале второй строки. «ЕЖЕ» это то «ЧТО». «МИ» -это «МНЕ». Это слово «отец», которое вы легко опознаете. Что мне отец давал или дал, старая форма «даял» и «роди», «роди» - это множественное число.
Повторяю, то, что мне отец давал и «роди» - это древнее слово, которое сейчас мы бы перевели как «родственники», и родственники «сдаяли», т.е. тоже дали или дали в придачу. «То за ним» - ну, находится за ним, находится в его ведении, находится в его распоряжении. «За ним» - мы пока не знаем, кто, но дальше постепенно, конечно, будет более или менее понятно, что это значит. Пока что вот такая фраза: все то, что отец мне дал и что в придачу дали родственники. Кстати сказать, вырисовывается очень отчетливо картина свадебного дара, то находится во владении, в его владении, находится сейчас за ним.
Почитаем дальше. Дальше начинается драматическая часть. «А ныне водя новую жену, а мне ни вдасть ничьтоже». Тут я боюсь, что вы можете понять, даже и не обучаясь древнерусскому языку. «Водя» - древний глагол «вводить», имел специальное техническое значение, «вводить в дом невесту», ну, попросту говоря, жениться, брать в жены. «Ныне водя новую жену». Т.е. ныне вводя в дом новую жену или, попросту говоря, женясь на новой жене, «мне не дает ничего». Держите в голове задачу, которая стоит перед вами в начале. Кто Гостята, мужчина или женщина? Постепенно перед вами разворачивается текст, к которому вы должны попробовать ответить на этот вопрос. Пойдемте дальше. Дальше следующий текст. Ну, опять-таки, вы можете убедиться, что он строго следует… «Избив рукы пустил же мя, а иную поял». Кое-что здесь, т.е. немало есть моментов здесь, которые требуют пояснения. Во-первых, «пустил». Древнерусское «пустил» означало не то же самое, что сейчас. «Пустить» в древнерусском языке, помимо тех значений, которые нам знакомы, имело еще значение более сильное - «выгнать», пустить вон, так сказать, изгнать. Сейчас отсутствующее, в древности очень активное и в особенности постоянно применялось в случае изгнания жены, развода. «Мя» - меня, «пустил», т.е. выгнал меня. «Пустил же мя». «Избив руки» - буквально. вам кажется, что вы буквально это понимаете, но смысл не ясен. Что значит «избив руки»? Ну, думать, что просто было такое специальное наказание, бить кого-то по рукам, но довольно наивно и мало что нам дает. Не буду длинно об этом распространяться, хотя это большая была проблема для филологов, каким образом это «избив руки» понять. В конце концов решение было найдено, оказалось, что это, конечно, выражение вовсе не для того, чтобы кого-то наказывают ударом по рукам, а что это обряд рукобития. Заметьте, «руки бить» есть и в обряде рукобития, только оно состоит не в том, что кого-то бьют, а состоит в том, что приходят к некоторому соглашению. Рукобитие – часть древнего свадебного обряда. Собственно говоря, дожившего в каких-то сельских местностях и доныне, что в определенный момент сваты с одной стороны и с другой, или родственники той и другой стороны должны прийти к согласию, что свадьба состоится и совершить рукобитие в знак того, что это согласие достигнуто. Так что «избив руки» - это означает «пройдя ритуал рукобития», т.е. пройдя некоторый этап свадебных процедур, он прогнал меня, а другую взял. Вырисовывается у вас ответ на первый вопрос? И вот конец: «доеди добре сотворя». «Доеди», т.е. приезжай сюда, ну тоже вполне можете понять, хотя так мы сегодня бы не сказали, понятно. «Добре», т.е. хорошо, по-доброму. «Добре сотворя», т.е сделав хорошо буквально, ну как бы сейчас сказали – «сделай милость». «Приезжай, сделай милость». Из других уже источников мы понимаем по аналогии с другими древними документами, что такого рода тексты писались к родственнику, к ближайшему родственнику. В данном случае почти наверно Василь – брат. Так все же кто Гостята по-вашему? Мужчина или женщина? Видите, смысл совершенно однозначный, конечно, стало быть, женщина. Так вот десятилетиями филологи не согласны были считать, что это женщина, пытались настаивать на том, что Гостята – это мужчина. Не правда ли, поразительная вещь? Аргументы? Аргументы следующие: не существует ни одного древнерусского имени на «ята», которые принадлежали бы женщине. Все принадлежат мужчинам. Вот такой сильно выглядевший аргумент… Они существуют, имена на «ята» известны, все сплошь мужские. Вот самый главный аргумент тех, кто продолжал настаивать. Хотя для них пришлось придумать версию, совершенно фантастические, даже не буду вам пересказывать, как из этого текста построить такое, чтобы это писал мужчина. Притом, что там сказано: «меня… выгнал, выгнал меня, а другую принял в дом», ну больше чем очевидно. Выяснилось же одно существенное обстоятельство. Да, верно, что все известные до сих пор, до этой грамоты, имена, кончавшиеся на «ята» действительно мужские. Но всех вообще женских имен, имеющихся в нашем распоряжении для Древней Руси, порядка 6. Понимаете? Так что вот видите структуру рода. Теперь что касается чисто технического, то действительно, имена на «А» могут быть и мужскими, и женскими – это мы знаем и сейчас, какой-нибудь Саша, пожалуйста, это сохранилось полностью в наше время. Валя – это имена, в которых никаким образом нет различий между мужским вариантом и женским. Так что с этой точки зрения могло быть и то… Попросту говоря, это аргумент сторонников, что перед нами письмо мужчины, упирается в чрезвычайно банальное обстоятельство, что до сих пор женских имен на «ята» не было, но не было и других тоже. Хорошо, вот тем самым перед вами пример очень интересного текста, который в данном случае, правда, написан в форме, очень похожей на книжную. Как видите, один раз только здесь было отличие в сторону бытового письма, в остальном написано – ни одну букву менять не надо. Здесь сильное подозрение, что этот документ написан не самой Гостятой, а профессиональным писцом, которому она это письмо продиктовала. Такое, конечно, тоже бывало, хотя мы сейчас уже достаточно достоверно знаем, что во многих случаях участие писцов мы предполагать не можем.

Вот перед вами одна из грамот очень известных, где вы представляете себе примерно какого рода трудности и какого рода результаты могут быть….какого рода нас ожидают и какого рода результаты могут быть получены. Пойдемте дальше, вот пред вами еще одна грамота, она на самом деле очень хорошо видна. Не знаю, насколько хорошо она вам видна, почерк не всегда бывает такой чеканный, здесь, действительно, изумительно все четко выписано. Опять-таки, мы будем работать не с оригиналом, который… просто примерно можете представить, как он выглядел. Вот внизу шкала показывает вам длину в сантиметрах, т.е. это довольно длинная, узкая грамота. А мы посмотрим ее прорись. Вот она в виде прориси, тут уже кой-чего можете читать. Тот документ был 12 века, этот несколько позже, этот документ 13 века. С точки зрения языка уже некоторые произошли продвижения приближающие язык этого документа к нашему, но всех деталей мы рассматривать не будем. И там, и там вы видите одну общую особенность: древнерусское письмо не делает пробелов между словами. Словоразделения здесь еще нет, оно появляется позже в истории русского письма, поэтому, естественно, мы много трудностей испытываем, в частности, и в том, как разделить на слова. И действительно, бывают сложные точки, где вопрос о том, как делятся на слова – целая фразеологическая, лингвистическая проблема. Могут быть тяжелые дискуссии по этому поводу. Но в большинстве случаев все-таки это решается довольно легко, и древнерусский человек умел такое читать. Ну, давайте попробуем и здесь понять, что здесь сказано. Сейчас, значит, уже в помощь вам , этот же текст я привожу в нашей обычной печати и красным выделяю буквы, которые надо заменить при переходе от бытовой записи к книжной. А именно здесь, конечно, бытовая запись, нормальная для письменных грамот, в отличие от предыдущей. Здесь сильно, ярко выражено эта бытовая особенность. Видите, довольно много этих красных точек, где мне нужно изменить что-то внутри пары, чтобы получилась книжная запись. Здесь написано «Е», на самом деле в книжном было бы «ЕРЬ» ну и так далее. Здесь написано «О» - в книжном было бы «ЕРЪ», и т.д. Одновременно видна и еще одна черта новгородского диалекта, которая называется «цоканье» . Черта, которая существует в русских говорах и поныне. В говорах Севера и довольно большого количества мест существует эта особенность, именуемая «цоканьем», которое состоит в том, что не различаются «Ц» и «Ч». Реально может произноситься или во всех случаях «Ц», либо в других деревнях во всех случаях «Ч». Там какое-то «птича». Может, с другой стороны какой-нибудь «цай» вместо «чай» в разных местах. Иногда это может быть какой-нибудь промежуточный звук типа «ТЯ», но один для этих обоих звуков. Соответственно эта черта, безусловно, была в яркой форме представлена в Древнем Новгороде, поэтому мы очень часто встретимся: там, где мы ожидаем «Ц», написано «Ч» и наоборот. Вот смотрите, как написано первое слово, как вы думаете, что оно значит? (ответ из зала: что). «Что», конечно это «что», но с мягким знаком, как и должно было бы быть по-древнерусски, поскольку в древнерусском это было два слога - «Че-То». Маленькая гласная типа «И» в начале, которая записывается виде «Ь», «чьто». Значит, здесь тоже должно быть «Ч», но здесь, как видите, написано сильно отлично - «Ц» буквально написано «ЦЕТО». Итак – «что». Следующее слово - «ЕСИ». Ну, наверно, вы не очень знакомы с этим словом, разве что в выражении «гой еси, добрый молодец». Сейчас в русском языке этой формы уже нет, но в старых текстах оно встречается сколько угодно, это вспомогательный глагол «быть» - «я есьмь, ты еси». Ну, пожалуйста, для нынешнего слушателя полезен перевод на английский: «я есьмь» это «I am», «ты еси» - это «you are». Значит, тогда вам понятно, таким образом я могу вас приобщить к древнерусскому, к пониманию древнерусских слов. Потому что через русские средства непонятно, как выразить, скажем, первое лицо от глагола «быть». Следовательно «еси» - это «you are»? именно это вот «are», и дальше «прислале». Прислале, как вы думаете, что это значит? Сейчас прислал. А почему сейчас «прислал», а там «прислале»? (ответ из зала) Конечно, конечно, вместо «Ъ», т.е. литературная древнерусская форма была бы «прислалъ», с «ЕРОМ», а новгородская - «прислале», которую вы здесь и видите. Так что вот почему вам надо знать эту особенность новгородской морфологии, для того чтобы вас не поставила в тупик такая форма.
Что касается «еси», формы «еси». Сочетания «еси» с «прислале» - это еще одна древнерусская особенность, не только новгородская, а общедревнерусская. То, что сейчас является прошедшим временем глагола, - дал, ходил, бежал, знал, сделал - и не требует ничего другого. В древности была форма составная, кроме того, еще должна быть связка «еси, есьмь» и т. д. Скажем, не просто «я ходил», а «я есьмь ходил», не просто «ты ходила», а «ты еси ходила». Или просто «еси ходил», «ты» как раз было не нужно, было понятно, что если уж есть «еси», то, строго говоря, местоимения не нужно и поэтому «я ходил», нормально, по-древнерусски было «есьмь ходил» или «ходил есьмь» порядок и тот, и другой встречается, это довольно особая вещь. И вот поэтому «еси прислале» - это то, что сейчас соответствует «ты прислал». И с этим мы еще столкнемся. Итак, «что ты прислал» - ну, дальше вы понимаете, да? Два человека, опять-таки, то же самое «Ц» вместо «Ч», которое вы видите, так что все совершенно регулярно. Вместо «ятя» написано «Е», по тем правилам, которые вам уже были сообщены. «Два» написаны «дова», вместо «два» с «ером», который был в древности в этом слове – «дъва» и т.д. Что есть «еси прислале два человека, те побегли» (ответ из зала) Конечно, понятно, да? Значит, первая фраза понятна, ну оборот такой народный «что ты прислал», т.е. «которых ты прислал», смысл «что ты прислал два человека, те бежали». Вот как видите, уже постепенно… Важное сообщение, заметьте, замечательная особенность, текст с этого начинается, не сказано от такого-то к такому-то, в отличие от первого письма. Это очень характерная особенность и мы теперь твердо знаем, что существуют две категории древнерусских грамот, в которых нет адресной формулы, вот как в этой перед вами, например. Одна категория – это военные донесения, т.е. по причинам секретности, ни кто пишет, ни кому пишут не ставилось – на случай попадания записки к врагам. Должны были сами адресаты знать, кому адресуют. А вторая категория – это любовные письма. Вот такая замечательная парность. Уже по другим причинам от кого к кому тоже отсутствует. Ну вот, причина, которую вы тоже можете угадать. Так вот это как раз, как вы сами уже понимаете, это военное донесение. Донесение, которое пришло от командира какого-то очень маленького отряда, потому что для него даже два человека, присланные ему в подкрепление, это уже существенно, ему прислали их в подкрепление, а они видите, что сделали. Так что он сообщает о том, что подкрепление, которое ему прислано, оно пришло и ушло. Дальше что он пишет, к какому-то своему более старшему, начальнику? Он сообщает это. Итак, «что ты прислал», «те, что ты прислал, два человека, бежали, а конь…», ну вот здесь… Здесь «ЯТЬ» - «ЕР», «ер» снова вместо «ять». В данном случае это множественное число, так же, как у нас там было «корове», «а конь не ведаю где», «Д» он не дописал, «Д» у него плохо написано, редко, но бывает, «а коне не ведаю, где поимавши». Можете такое понять, такую фразу? «Те побегли, а коне не ведаю где поймавши». Ну, надо понять, что «поймать» в древности не обязательно означало «поймать» как в современном языке – просто заполучить, взять. Просто «взять» могло означать, так что понятно тогда. Те бежали, бежать они могли только одним способом в то время, средство передвижения было ясно, какое. Надо было себе раздобыть коней. Командир этого маленького отделения видит, что они бежали, а где они взяли коней, чтобы бежать, он не знает. И дальше вторая часть сообщения, очень коротенькая, вот: «а Тимоня меретве». Это вот попробуйте понять. Тимоня – это, конечно, имя собственное, оно и сейчас могло быть от Тимофея, структура точно такая же - на «-ня» оканчивается. Ваня какой-нибудь, Маня, Тимоня, так что явно совершенно Тимофей, который назван здесь уменьшительным именем. Уменьшительные имена очень были распространены в Древней Руси, как и в современной. «Тимоня мерьтве», как вы думаете, чему это соответствует? (ответ из зала) Да, мертв сейчас было бы сказано, но это то, что мы бы перевели, что он умер или погиб. А Тимони нет в живых. Т.е. это сообщение, что, кроме того, что такая потеря в его отряде, Тимони больше нет в живых. Вот такой кратчайший текст, который получил 700 лет назад некий старший начальник. 

Вопрос: У меня такой вопрос. Вы в начале, когда говорили о «Ъ», «Ь» и о том, что они встречаются, что это не ошибки… Есть какая-нибудь зависимость по регионам?
Ответ: Понимаю ваш вопрос, это совершенно точно. Это действительно вопрос, который нас, филологов, тоже интересовал и на который не очень легко было получить ответ, потому что далеко не все регионы дают нам материал подобного рода. Новгород дает огромное количество, кое-что есть в других местах, но в очень небольших количестве. И сперва, конечно, можно было думать, что это такая особенность Новгородского какого-то школьного бытового обучения. Так вот, оказалось, нет. Теперь мы уже знаем точно, по материалам практически из всех уголков Руси, что это право в бытовом письме менять «О» на «Ъ» или «Ъ» на «О» в этой паре и в паре «Е» на «Ь», «Ь» на «Е» использовалось по всей Руси. Документы такого рода найдены под Москвой, найдены в Рязани, найдены в Белоруссии. Значит, практически сейчас ясно, что во всех местах, где было берестяное письмо, но и не только берестяное, этот способ записи использовался. Больше того, как часто бывает в таких случаях, когда вот что-то новое открыто, совершенно новым способом из новых источников. Потому что никто и никогда и не подозревал, что берестяные грамоты будут появляться из земли. Поразительное и новое, невиданное, что если проходит какое-то время и немножко разобраться в имеющемся материале, то, оказывается, что кое-где из известных фондов тоже это было, но никто всерьез не мог поверить. Оказалось, что по бытовому письму написаны прекрасно известные, изданные несколько раз Смоленские грамоты 13 века. Кстати, Смоленск туда входит, вот в эту зону прекраснейшим образом, про которые постоянно считалось, что они сильно неграмотные. Выяснилось, что вся их неграмотность состоит ровно в том, что бывает «Ъ» вместо «О», «О» вместо «Ъ», «Ь» вместо «Е» и наоборот, и «Ь» вместо «ѣ», ровно эти три, никаких других особенностей. А документ этот не много не мало на 8 тысяч слов. Так что казалось бы, один их лучших из имеющегося древнерусского, но традиция считать его непринимаемым во внимание, потому что слишком много ошибок, держалось достаточно долго. Больше того, по его поводу была высказана теория: наверно, писал иностранец, немец, так много наляпал ошибок. Ну, нелепая совершенно вещь но, тем не менее, она держалась долго. Так что ответ на ваш вопрос: повсеместно решительно была эта система известна всей Древней Руси. Очень хороший вопрос.
Вопрос: Андрей Анатольевич, позвольте задать вам несколько лиричный вопрос. Какие Вы испытываете эмоции и чувства, когда Вам только-только приносят новую грамоту на расшифровку?
Ответ: Ну, это действительно замечательный вопрос тоже. Потому что… Самый хороший ответ – это Вам заехать в Новгород летом, чтобы Вам повезло оказаться в лаборатории, вход туда в общем не запрещен гостям экспедиции, в момент, когда принесут новую грамоту. И тогда Вы увидите, какое по этому поводу происходит оживление, какая масса эмоций и такой некоторый ритуал с правом первого, кто допущен к букве, второго, третьего и т.д. Там фотографов кругом, так что это очень занятие волнующее и интересное. Но, конечно, в этот момент происходит начерно, ясно совершенно, что в течение первых минут уже понять вот такой текст не реально, но какие-то свои там 50% или 70% понимания достигаются, это уже достаточно для полного счастья окружающих, иногда фантастические идеи возникают о том, что там написано, потом они будут поправлены, потом будет все приведено в порядок. Но в первую минуту происходит такое общее ликование. Ну, например, был случай совершенно памятный для всех, когда 26 июля, а 26 июля, как я уже говорил вам, день находки первой грамоты, и это традиционный в Новгороде праздник, каждый год отмечаемый, причем уже не только экспедицией, а всем городом Новгородом. Праздник Бересты, и если грамоту находят в этот день, то это уже совершенно немыслимое везение, ее приносят, разбирают… Так вот, грамота была доставлена в Новгород из Старой Руссы. А Старая Русса – это такой, так сказать, филиал Новгородской экспедиции, их находки привозят в Новгород и вообще все находки и грамоты привозят в Новгород, потому что это вещь очень деликатная, разворачивание и чтение грамоты, просто так на месте делать это ни в коем случае нельзя, это опасно для грамоты… Целый драматический момент, когда она погружается в горячую воду для того, чтобы приобрести эластичность. И все хотят ее быстрее развернуть, разворачивать раньше времени запрещается, в течение этого часа кипят страсти, ну это все совершенно понятно. Так вот, привезли грамоту из Старой Руссы в момент, когда 26 июля, естественно, происходит Праздник Бересты, полностью вся экспедиция в сборе. Чем она занимается? Она, естественно, сидит за праздничными столами и отмечает, так, как и положено на Руси отмечать праздничные события. И вот грамоту эту приносят, и действительно ее удается начерно разобрать в течение примерно часа и все еще люди за столами, когда мне выпадает честь прочесть то, что мы успели понять в этой грамоте. И с такого помоста читаю текст, в котором сказано: «Я послал тебе 6 бочек вина». Так что вот, бывают такие замечательные… Ну, не всегда, правда, бывают везение такое.
 

Полный текст

Другие выпуски всего 425 выпусков

Выберите способ отображения список календарь темы
  • пн
  • вт
  • ср
  • чт
  • пт
  • сб
  • вс
  • 31
  • 01
  • 02
  • 03
  • 04
  • 05
  • 06
  • 07
  • 08
  • 09
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20
  • 21
  • 22
  • 23
  • 24
  • 25
  • 26
  • 27
  • 28
  • 29
  • 30
  • 01
  • 02
  • 03
  • 04
  • 05
  • 06
  • 07
  • 08
  • 09
  • 10
  • 11
  • пн
  • вт
  • ср
  • чт
  • пт
  • сб
  • вс
  • 28
  • 29
  • 30
  • 01
  • 02
  • 03
  • 04
  • 05
  • 06
  • 07
  • 08
  • 09
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20
  • 21
  • 22
  • 23
  • 24
  • 25
  • 26
  • 27
  • 28
  • 29
  • 30
  • 31
  • 01
  • 02
  • 03
  • 04
  • 05
  • 06
  • 07
  • 08

Смотрите также