Анна Тихомирова

На телеканале:

Анна Тихомирова – первая солистка балета Большого театра. Она словно была рождена, чтобы танцевать классику. Девочка из балетной семьи, ее заветной мечтой всегда была партия Китри в знаменитом «Дон Кихоте» на сцене главного театра страны. Артистка обладает неуемной энергией, за что получила от своего педагога Надежды Грачевой прозвище «бешеный москит». В новом проекте телеканала «Россия – Культура» «Большой балет» Анна выступила в паре с ведущим солистом Большого театра Артемом Овчаренко, с которым их уже давно связывают близкие отношения. Этот конкурс стал для ребят уникальной возможностью почувствовать друг друга на сцене, ведь раньше они никогда не танцевали вместе. По результатам проекта пара Анна Тихомирова Артем Овчаренко стала обладательницей Гран-при.

О своих впечатлениях от проекта Анна Тихомирова рассказала в эксклюзивном интервью.

- Аня, расскажите, пожалуйста, какие цели вы ставили перед собой, соглашаясь на участие в телепроекте «Большой балет», и всё ли получилось?

- Я хочу сказать, что изначально не относилась к этому проекту как к конкурсу. Потому что к профессиональным смотрам мы готовимся по полгода, но никак не неделю. Но я очень хотела участвовать именно в этом. Мне так важно пробовать всё новое, и я всегда пытаюсь находить для этого разные пути. Когда мне предложили участвовать в проекте «Большой балет», я ответила: «Да, я очень хочу!». А вот Артема пришлось уговаривать, у него было много работы. Мы оба понимали, что времени очень мало и качественно подготовиться практически невозможно, но не хотели, чтобы получился какой-то недоделанный продукт. Ведь мы профессионалы и просто не имеем на это права. Конечно, были сомнения. Но, когда потихоньку мы начали репетировать и делали это даже по ночам, нам все очень помогали. Со всех сторон была просто сумасшедшая моральная поддержка! Конечно, сейчас я хочу сказать: спасибо, что это было в моей жизни. Правда, мне это надолго запомнится. Я очень рада, что Тёма в этом проекте раскрылся с совершенно новой стороны. В Большом театре у него амплуа принца, и все считают, что он должен в этом направлении развиваться. Но я-то знаю его гораздо ближе, он способен очень на многое. Я всегда это понимала, и проект дал возможность это доказать. Наш педагог Надежда Александровна Грачева сказала: «Я никогда не видела тебя таким, Артём». Он действительно раскрылся, и я думаю, что сейчас он сможет готовить новые партии.

- А как вам работалось под прицелом телекамер? Наверняка это отличается от вашего театрального опыта?

- На самом деле, пока я не видела себя со стороны. Я не подсчитывала баллы, не знала, на каком мы месте. Я не следила за всем этим, а просто танцевала. Мне хотелось все время радовать жюри и зрителей. Но опыт, который мы здесь приобрели, конечно, колоссальный. Я наблюдала за тем, как другие танцуют, и понимала, что нельзя переигрывать на крупных планах, нельзя переборщить с эмоциями. Ведь когда мы работаем на сцене театра, делаем все немного утрированно. Первые номера на проекте, я, быть может, так и танцевала – как говорится, на разрыв аорты, и только потом осознавала: что же я делаю, ведь до зрителей всего несколько метров. Повсюду камеры, и телезрители увидят всё очень близко. И вот тогда я поняла, что нужно себя сдерживать, эмоции должны быть не наигранные, а настоящие, как в драматическом театре. Это мне очень помогло.

- В каждой программе вы исполняли новый номер, и это всегда были премьеры. Какой из них запомнился вам больше всего? Какие впечатления остались от работы с всемирно известными хореографами?

- Главные наши хореографы – это, конечно Раду Поклитару и Дэвид Доусон. Это было что-то запредельное! Я очень хочу с ними поработать еще. Дэвид дал нам то, чего не может дать, наверное, ни один хореограф. Каждое движение он окрашивает и рассказывает тебе о нем. Он просто раскрывает для тебя что-то невозможное. Изо дня в день ты видишь, как он танцует, ведь он сам двигается просто потрясающе. Очень яркая индивидуальность! Я надеюсь, что это была не последняя возможность поработать с ним.

Раду тоже очень интересный человек, с большим юмором. У нас было всего три дня на репетиции с ним, и поначалу не все получалось. Например, в какой-то момент в танце нужно было рассмеяться, а мне это совсем не удавалось. Я не могу сказать, что я очень скромная, но на сцене, когда на меня все смотрят, не могла этого сделать. Я вообще в жизни смеюсь тихо, а тут надо было расхохотаться по-настоящему. И мне очень помогла моя подруга, которая учится в Школе-студии МХАТ, и у нее есть какой-то актерский опыт. В день, когда мы танцевали, я ее попросила научить меня смеяться. Она сказала: «Аня, представь что-то очень веселое, какие-то самые счастливые минуты в жизни». Мы стояли с ней в раздевалке и смеялись, как сумасшедшие, нас даже уборщица испугалась. А потом в нашем танце наступает переломный момент, когда нужно резко перестать хохотать. И она просила меня вспомнить самые ужасные случаи в жизни. Я поняла: если ты не переживаешь эти эмоции внутри себя, они всегда будут смотреться наигранно. На сцене я старалась себе представлять эти картины, но было очень сложно. Судьи сидят очень близко, поэтому я пыталась смотреть как бы сквозь них. Мне это очень помогло, и я получила настоящий актерский опыт. Я вообще всегда хотела этому научиться, но с нашей профессией очень сложно выкроить время. А здесь, на проекте, все сложилось – и телевидение, и актерская школа, и такая разная хореография, и можно себя попробовать везде. Я очень счастлива, что удалось в этом поучаствовать.

Александра Мартынова, tvkultura.ru