О проекте ...И другие

Телевизионная программа (Россия, 2011 - 2012).
Автор и ведущий Михаил Левитин.
Режиссер-постановщик Елена Гудиева.
Оператор-постановщик Сергей Стариков.
Оператор Дмитрий Кофман.

Михаил Левитин: «Если вспомнить строку, в которой перечисляются какие-то общепризнанные люди, а дальше идет "и др." или "и другие", то меня интересуют "и другие". Я думаю, они имеют право на воссоздание. Они имеют право на возникновение. И передача моя – о тех "и других", появившихся, возникших в моем детстве, за много десятилетий до этой передачи».

Выпуски 2011 года
(8 фильмов):

"Левейший из левых". Игорь Терентьев
Режиссер, художник, поэт, соратник Маяковского и Мейерхольда, постановщик знаменитого спектакля "Ревизор" в театре Мейерхольда, "левейший из левых", как его называли современники. Творчество Терентьева много лет находится в зоне пристального внимания специалистов. Книги о нем выходят не только в нашей стране, но и в Италии, и в Германии.

"Все тот же кольт". Александр Козачинский
Ближайший друг и сподвижник Ильфа и Петрова. Автор всего лишь одной знаменитой книги, но какой! Его "Зеленый фургон" выдержал две экранизации.

"Блистательный Деге". Давид Гутман
Создатель театров Сатиры - московского и ленинградского. Один из основателей Московской оперетты, постановщик всех крупных ревю того времени в соавторстве с Эрдманом, Маасом и другими знаменитыми драматургами. Блестящий режиссер и киноактер, самый изобретательный, самый неистощимый художник тех лет. Дело, созданное им, живет и по сей день.

"Немного в сторону". Михаил Лоскутов
Популярный журналист 1920-х годов Лоскутов оставил нам портреты людей экзотических профессий: ювелиров, скрипичных мастеров, парфюмеров, покорителей пустынь. О нем, как о ярчайшей личности, написал очерк Константин Паустовский вслед за очерком о Михаиле Булгакове. Статьи Лоскутова поднимали рейтинги газет.

"Опальный ученик". Леонид Варпаховский
Музыкант, режиссер, руководитель студии в театре Мейерхольда. Постановщик прославленного спектакля "Мораль пани Дульской", человек благороднейшего сердца и тяжелейшей судьбы. По доносу своего учителя Мейерхольда он был репрессирован и провел в заключении два десятка лет. Даже в лагере остался верен своему призванию и продолжал там ставить спектакля. Для его "Травиаты" сотрудники НКВД собирали со всех зон отбывающих срок певцов, музыкантов и художников. После реабилитации Варпаховский ставил в разных театрах страны, был главным режиссером Театра имени М.Н.Ермоловой в Москве.

"Незаконченное низшее". Арнольд Арнольд
Главный режиссер московского цирка, создатель цирка на льду. Многие помнят его по фильму "Веселые ребята", где он исполнил роль дирижера.  Эксцентрик и импровизатор, он считался одним из лучших режиссеров советского цирка. Кроме того, он был сценаристом и актером.

"Ящик с игрушками". Николай Церетели
Главный артист Московского Камерного театра, партнер Алисы Коонен, ученик Таирова, судьба которого после ухода от своего учителя была трагична. Воспитанник мхатовской школы, внук эмира бухарского, исполнитель главных ролей в трагедиях и опереттах, автор книги о вятской игрушке, герой фильмов "Аэлита" и "Папиросница из Моссельпрома", он умер от истощения в вятской больнице, куда был привезен из блокадного Ленинграда. Умер в той самой Вятке, о которой так много писал.

"Украденный театр". Алексей Грановский
Алексей Грановский. Режиссер и основатель всемирно известного еврейского театра ГОСЕТ, был выходцем из интеллигентной, богатой семьи. Ученик великого Макса Рейнхарда, он поначалу пробовал себя в разных театральных жанрах, а также на эстраде и в цирке, но когда возникло предложение создать в Петрограде, а затем в Москве еврейский театр, стало понятно, что это и есть дело его жизни. Спектакли, которые ставились в этом театре, поражали соврменников глубиной идей и размахом замыслов. В нем работали такие актеры как Соломон Михоэлс и Вениамин Зускин, художники Марк Шагал, Александр Тышлер, Роберт Фальк и Исаак Рабинович.

Выпуски 2012 года (8 фильмов):

Василий Шкваркин. "Вредный элемент"
Современники называли Василия Шкваркина «советским Мольером». Драматург был автором так называемых «бесконфликтных пьес», которые пользовались у советских зрителей небывалой популярностью. Однако именно за бесконфликтность Василий Шкваркин подвергался нещадному осмеянию критики и всяческим нападкам. После очередного скандала Шкваркин перестал писать совсем. Так театры потеряли драматурга, который дарил людям настоящую радость и веселье.

Василий Федоров. "Чужой спектакль"
Любимым учеником Мейерхольда был Василий Федоров, режиссер, которому он единственному позволили выпустить в своем театре самостоятельный спектакль. "Рычи, Китай" по пьесе Третьякова оказался таким успешным, что прошел при полных аншлагах почти 2000 раз. Случай небывалый не только в отечественной, но и в мировой театральной практике. Это вызвало неудовольствие Мейерхольда, который был очень ревнив к чужому успеху. Федорову в конце пришлось уйти из театра. Но ничего лучше, чем "Рычи, Китай", он больше не создал.

Федор Каверин. "Заложник юности"
Федор Каверин, прошедший школу Малого театра, был человеком столь ярких способностей, что ему первому было позволено создать собственную Студию. Но руководство Малого театра не рассчитывало, что в Студии будут ставиться экспериментальные спектакли, предполагая, что студийцы просто вольются в текущую работу. Возник конфликт, студийцам пришлось покинуть Малый и начать скитальческую жизнь. Так и не обретя постоянного дома, Каверин ставил в разных театрах страны замечательные яркие спектакли, а жизнь Студии вне стен Малого театра не сложилась вовсе.

Василий Зайчиков. "Реконструкция"
В театре Мейерхольда было три знаменитых актера: Игорь Ильинский, Мария Бабанова и Василий Зайчиков. Их так и называли - Иль- Ба- Зай. О первых двух известно очень многое. О Василии Зайчикове сегодня остались только легенды как о блестящем комедийном актере, мастере импровизации. Его работы можно видеть в кино, где он ни разу не сыграл роли, соответствующей его масштабу и таланту. Кинематограф сделал его известным, но он же и сыграл с ним злую шутку, сохранив для потомков образ несгибаемого комиссара в фильме "Мы из Кронштадта" - наиболее известную роль Зайчикова. Но он был по своей сути клоуном, великим, неподражаемым и мало оцененным.

Юдифь Глизер. "Лоскутки"
Свою любимую ученицу, актрису Юдифь Глизер, Сергей Эйзенштейн называл самой способной. Наряду с Серафимой Бирман и Эрастом Гариным она была представителем блестящей эксцентрической школы. Но, несмотря на огромный актерский талант, ролей для нее в кино и театре за жизнь нашлось не так много. Хотя каждая сыгранная роль становилась событием в театральной и кинематографической жизни страны. Сегодня по немногим сохранившимся кинофильмам мы можем судить о мощи и даровании таланта Юдифь Глизер. 

Борис Глаголин. "Господин Хаос"
Один из самых знаменитых русских актеров дореволюционного периода Борис Глаголин сегодня известен немногим специалистам. В его игре сочетались бешеная необузданность и тонкий психологизм. Сам Михаил Чехов считал Глаголина своим учителем. Революцию актер встретил с энтузиазмом. Но вскоре понял, что пришли люди, не готовые жить по заповедям Христа. Глаголин покинул Россию и уехал в Америку, где продолжил работать.

Николай Фореггер. "Греми, Мост!"
Только два театра в послереволюционной Москве носили имя своих руководителей - ТИМ им. Мейерхольда и Мастерская Фореггера (Мастфор). Николай Михайлович Фореггер вошел в историю советского театра как смелый новатор, открывший новую эстетику театра. Его учениками были Ильинский и Кторов. Поставленные им "Танцы машин", в которых танцовщики изображали работу механизмов, поразили современников новизной мысли. Фореггером восхищались великие хореографы Касьян Голейзовский и Игорь Моисеев. Однако, с окончанием НЭПа пришли новые времена, которые не располагали к экспериментам в искусстве. Фореггер оказался мало востребован и почти забыт современниками, но и сегодня сделанное им в 1920-е гг. вызывает восхищение исследователей театра.

Рита Райт. "Е.Б.Ж."
Переводчица Рита Райт была первой, кто перевела на немецкий язык Маяковского. Знавшая многих знаменитых людей Серебряного века - Ахматову, Гумилева, Хлебникова, Маяковского, Пастернака - она сама была частью этой великой культуры. Именно Рита Райт подарила нам Запад . В ее блестящих переводах советские люди читали Сэлинджера, Воннегута, Белля, Кафку, По, Анну Франк. Ее знали и ценили на Западе. За переводы романов Воннегута Рита Райт получила американскую литературную премию. У советских властей переводчица не пользовалась доверием. Многие годы она оставалась без работы, борясь за право переводить своих любимых писателей. И сегодня переводы Риты Райт считаются классическими и по-прежнему мало, кто может соперничать с ней в этом жанре.

Читайте также:

"…И другие". Авторский проект Михаила Левитина

С другой стороны


Друг других (Итоги)