О проекте Триптих

Спектакль театра «Мастерская Петра Фоменко». Запись 2012 года.
Телеверсия сценической композиции по произведениям Александра Пушкина «Граф Нулин», «Каменный гость», «Сцена из Фауста».
Режиссер Петр Фоменко.

В ролях: Галина Тюнина, Кирилл Пирогов, Карэн Бадалов, Мадлен Джабраилова, Максим Литовченко, Никита Тюнин.

1-е действие.
«Граф N» («Граф Нулин) – сентиментальный анекдот в стихах о муже, уехавшем на охоту, его скучающей жене Наталье Павловне и графе Нулине, покусившемся на честь хозяйки. Ворвавшийся в спальню Натальи Павловны граф теряет парик и спесь. Но целомудрие самой хозяйки поставлено под сомнение – ведь графу Нулину было отказано из-за «помещика 23-х лет», а вовсе не из-за верности супругу. Поэма Пушкина решена как изящный и легкий, полный лукавства водевиль.

2-е действие.
«О, дона Анна!» («Каменный гость»). Эта маленькая ироническая трагедия – история странствующего сердцееда дон Гуана, склонившего к греху добродетельную вдову, мужа которой он убил. На неожиданно открывшемся за сценой театра пространстве перед зрителями предстает ночной Мадрид, его арки, балконы, ступени, католический храм. Бесстрашный баловень судьбы дон Гуан становится беззащитен перед смертью, когда его внезапно настигает настоящая любовь. Пушкинский «Каменный гость» – гимн подлинной любви, преображающей грешника, – у Фоменко больше похож на панихиду по любовным утехам.

3-е действие.
«Мне скучно, бес…» («Сцена из Фауста»). Сцена из «Фауста» преподносится постановщиком «Триптиха» как «бурлеск». Ее композиция сложна и витиевата. Фауст и Мефистофель отправляются в путешествие по преисподней – адским рекам и долинам, залам, где им встречается жуткая компания адской нечисти – Смерть, Грех, Солдат и Ведьма. Смешав в одном котле стихи Пушкина, Гете, Бродского, театр привел своего Фауста на берег моря, затопляющего мир. Соединив гротеск, лиризм, борьбу идей, философичность и ритуальность, режиссер показал нам, что модель современного мира подозрительно похожа на вид ада сверху, открывающийся перед Фаустом в его скитаниях. И то, что в первом действии казалось забавным и шаловливым, в третьем видится бессмысленным и ничтожным.