О проекте Михаил Глинка. Сомненья и страсти...

Документальный фильм (Россия, ГТРК "Культура", 2004), 2 серии.
Автор и ведущая Татьяна Сидорова.
Режиссер Андрей Торстенсен.
Оператор Юрий Назаров.

Татьяна Сидорова, Студия музыкальных программ телеканала "Культура":
При имени Глинки представляется самый известный его портрет: пожилой бородатый человек с одутловатым лицом и строгим взглядом – непримиримый классик, гордо несущий знамя русского искусства. А ведь композитор стал таким только за несколько лет до своей смерти (причем друзья отмечали, что он изменился до неузнаваемости). В Государственной публичной библиотеке Санкт-Петербурга авторам фильма удалось снять богатейшую коллекцию портретов Глинки, а также уникальное, никогда не публиковавшееся собрание карикатур на композитора, сделанных его другом Н. Степановым. В этих изображениях перед нами предстает совсем иной, нетипичный Глинка: болезненный, самолюбивый, добродушный, вдохновенный…
Создатели фильма установили и проехали по многим адресам – местам, где жил Глинка, – в Санкт-Петербурге, Мадриде, Берлине, Милане. Благодаря редким гравюрам из Музея музыкальной культуры имени Глинки удалось сопоставить эти места, какими они были при композиторе и как выглядят сейчас. Настоящим откровением стала поездка на родину Глинки в Новоспасское, съемочная группа узнала много новых, недавно установленных фактов из его родословной.
В фильме зрителям представится уникальная возможность услышать еще одного "Ивана Сусанина", конкурировавшего на сцене с оперой Глинки. Его автор К. Кавос всегда упоминался в учебниках одной строкой - как бездарный антипод Глинки. Оперы же Кавоса после его смерти ни разу не исполнялись. Трудами многих подвижников, забытую музыку удалось воскресить из небытия и, наконец, реально сравнить двух "Сусаниных".
Прозвучит в фильме и знаменитый коллективный канон в честь премьеры "Жизни за царя", стихи для которого написали в том числе Жуковский и Пушкин. Содержание канона хорошо известно ("Пой в восторге, русский хор! Вышла новая новинка…" и т.д), а вот музыки, написанной Одоевским, прежде никто не слышал…
Из мозаики малоизвестных биографических фактов, воспоминаний современников, уникальной иконографии и обширной географии съемок авторы стремились сложить портрет нового – живого Глинки, переставшего быть "человеком из мрамора".