О проекте Любимая женщина механика Гаврилова

Художественный фильм (Мосфильм, 1981).
Режиссер Петр Тодоровский.
Сценарий Сергей Бодров.
Оператор Евгений Гуслинский.
Композитор Алексей Мажуков.
Текст песен Игорь Шаферан.

В ролях: Людмила Гурченко, Сергей Шакуров, Евгений Евстигнеев, Анатолий Васильев, Михаил Светин, Всеволод Шиловский, Наталья Назарова, Людмила Аринина, Светлана Пономарева, Станислав Соколов, Александр Голобородько.

Судовой механик Гаврилов не явился на собственную свадьбу. Рита прождала его весь день, страдая и надеясь. Как позже выяснилось, он заступился за женщину, ее обидчики попали в больницу, а он - в милицию.

Иван Дыховичный о фильме ("Известия", 23 марта 2008):
«Чудесная картина 1980-х годов, в которой снялись Людмила Гурченко, Сергей Шакуров, Евгений Евстигнеев и еще целый ряд талантливейших наших актеров. Картина, на мой взгляд, удалась, она получилась у Тодоровского совсем не советской, не совковой. В ней была какая-то тоска по настоящему, живому человеку. И все персонажи этой ленты действительно были людьми из плоти и крови».

Призы:
Приз за лучшую женскую роль Людмиле Гурченко на МКФ в Маниле в 1982 году.

В эфире:
12 ноября 2005 года,
29 марта 2008 года,
24 января 2009 года,
6 марта 2010 года.


Людмила Гурченко о фильме:
"1980 год. «Любимая женщина механика Гаврилова». От 1975 года прошли самые интересные пять лет жизни. За это время—15 картин. Девять главных ролей, музыкальные работы на телевидении. Можно считать, что на утрамбованном базисе я надстраивала, экспериментировала, пробовала, рисковала. Но за это время случилось самое противное — начал портиться у меня характер, вот какое дело. К своему несчастью, стала кое-что понимать. Понимать больше, чем требуется в моей зависимой профессии.
Раньше в фильме видела только свою роль. Она мне казалась небольшим заливом, который врезается в сушу со стороны океана. И я думала, что мой залив живет сам по себе. И вот с какой-то поры я ощутила, что моя роль — это часть огромного бассейна. И самое главное — она подвержена законам и капризам жизни океана — то есть фильма в целом. Это ощущение появляется, когда играешь большие роли. Играешь «не выходя из кадра». Когда шаг за шагом чувствуешь, что движение роли — это движение фильма. И теперь от этого ощущения мучаюсь. Мучаюсь, когда нет должного взаимопонимания с постановщиком. Странно, но сейчас мне не жаль расставаться с дорогими сценами, если это на благо картины. Не то что раньше.
Что такое «сценарий написан на актера»? Это значит, что он написан на актера «А», а не актера«Б». В этом сценарии учтены все возможности актера «А». Это я к тому, что сценарий «Любимая женщина механика Гаврилова» считался написанным для меня. Сценариста Сергея Бодрова я не видела до своего первого съемочного дня. Режиссер фильма Петр Ефимович Тодоровский держал со мной редкую связь только по телефону. Накануне съемок короткий разговор-знакомство на студии, скомканная быстрая кинопроба, когда в нервной, неопределенной сумятице ничего не разберешь. Когда думаешь, что потом все уладится. Но в тот раз закралось легкое чувство беспокойства. И завыло тревожной сиреной сразу же, как только начался съемочный период. Сколько мы ни говорили «про нашу Риту», я еще и еще раз понимала, что режиссер сделал большую ошибку, пригласив на эту роль меня. Ему виделась другая женщина, «красивая и независимая, которая постоянно фонтанирует», чуть растрепанная и вибрирующая. По его рассказам мне представлялась женщина типа фильмов неореализма, что ли. Это монороль, и полтора часа на экране в одиночку «фонтанировать» — ой как точно надо «распределить» струю. А ведь режиссер знал про свою героиню все. Он сам ее придумал, полюбил, и сыграй эту роль актриса, которая бы пошла по его видению, картина, наверное, получилась бы оригинальнее, теплее, темпераментнее. Но на роль он пригласил меня. Это была его ошибка и наше обоюдное несчастье. Если когда-то я мучилась от отсутствия текста в роли, то теперь наоборот... Мне нравилась эта роль тем, что давала возможность играть не словами, а проживать все то же самое внутри. Можно было говорить глазами, фигурой, поворотом головы — то есть кинематографично.
...Уже не первый съемочный день, но снимается одна из первых сцен фильма. Мы еще ничего о героине не знаем, кроме того, что она в красивом платье со своими близкими подъезжает к загсу, но жених запаздывает. Еще нет на горизонте никаких туч. И вот первая встреча ее с мужчиной, которого зрители по правилам игры должны принять за того, самого. Но только до тех пор, пока не начинается их диалог. И вот на этой сцене наши разногласия стали явными. Что конкретно я просила и чего конкретно добивалась? Лучше фактом. Сцена-диалог из режиссерского сценария:
«...Это был хорошо одетый мужчина.. Даже чересчур.'' Когда мужчина слишком много внимания уделяет своей внешности, есть в этом что-то смешное.
— Рита, я идиот,— улыбался во весь рот ее знакомый,— не поверишь — еду сегодня и думаю: ну, почему я тебя так долго не видел? А ты помолодела лет на десять... Будь что будет... я сегодня опоздаю на работу, уважительная причина. Мы немедленно садимся в машину.
— Зачем?
— И едем прямо к тебе. Танька в школе?
— А ты не поумнел за это время, Слава,— сказала Рита.
— Слушай...— сообразил наконец Слава, оглядывая ее,— ты здесь... неужели?..
— Да!
— Вот она, ваша любовь. Стоит два-три месяца не зайти
и... Кто же он?
— Гаврилов.
— Просто Гаврилов?
— Нет, не просто. Гаврилов Лев.
— О-оо! Я вижу —ты влюблена?
— Я не влюблена. Я люблю...— серьезно и с достоинством сказала Рита»"
(По материалм книги: Людмила Гурченко. Аплодисменты. М., 1987).