О проекте Чучело. Х/ф

По мотивам одноименной повести Владимира Железникова.
Лена Бессольцева переехала жить к дедушке и пошла учиться в новую школу. Открытость, гордость и наивная доверчивость девочки кажутся странными ее одноклассникам, они дают ей прозвище "Чучело". Только Дима Сомов поддерживает Лену. Однажды ребята всем классом прогуливают урок, об этом узнает учительница. Лена, зная, что предатель Дима, берет вину на себя, и одноклассники объявляют ей бойкот.

Призы
Главный приз Ролану Быкову на Всеевропейском кинофестивале детского и юношеского кино в Виши (1987);
приз за лучшую женскую роль Кристине Орбакайте на Всеевропейском кинофестивале детского и юношеского кино в Виши (1987);
Государственная премия СССР Ролану Быкову (1986),
Государственная премия СССР Анатолию Мукасею (1986),
Главный приз Ролану Быкову на МКФ фильмов для молодежи в Лаоне (1986).
Художественный фильм ( Мосфильм, 1983). 2 серии.
Режиссер: Ролан Быков.
Сценарий: Ролан Быков, Владимир Железников.
Оператор: Анатолий Мукасей.
Композитор: София Губайдулина.
В ролях: Кристина Орбакайте, Митя Егоров, Юрий Никулин, Светлана Крючкова, Елена Санаева, Олег Быков, Ролан Быков, Олег Штефанко, Дмитрий Егоров, Ксения Филиппова, Анна Толмачева, Марина Мартанова.
Памяти Ролана Быкова. Идут по кругу палачи, и каждый лютый друг. Владимир Вишняков  ("Парламентская газета", 07 октября (№ 176), 2005)
Первый общественный просмотр фильма Ролана Быкова "Чучело" проходил в 1984 году в обстановке повышенной секретности - на "Мосфильме" в маленьком зальчике собрались только свои, друзья, близкие, посвященные. Стояли вдоль стен, сидели в проходах. Говорили соответственно конспиративным шепотом. И вот начался фильм.

Я тогда заведовал отделом культуры в "Труде", и на просмотр этот меня пригласила давняя знакомая, редактор одного из мосфильмовских объединений Элла Корсунская. Представила Быкову. Он был не просто озабочен. Тень огромной усталости лежала на лице. Усталости и сверлящей тревоги. Никакой обычной в таких случаях предпремьерной эйфории. Казалось, он не замечает окружающих и вообще пребывает где-то не здесь.
Фильм меня потряс. И не только меня. Его художественная правда была оглушительной. Те, кто не жил тогда, на исходе так называемого застоя, вряд ли смогут представить себе, что чувствовали мы, молча выходившие из зала - в ту действительность, об уродливой подоплеке которой так пронзительно прокричал фильм Быкова. И сюжет-то вроде детский - подростки, школа, первые увлечения. Но и первые предательства, первые, такие горькие, слезы. Первое отчаяние от ощущения того, что так жить нельзя. Нет, это не о школе, не о подростках (хотя и о школе, и о подростках). Это обо всех нас, так живущих, привыкших жить так. Огромное чувство стыда за это, желание разогнуться, выпрямиться, вздохнуть свободно, по-человечески - вот какова была первая реакция на этот фильм тех, кто умел слышать, видеть и хоть что-нибудь понимать.
Поняли это не только истинные друзья Ролана Антоновича, но и друзья, как говорится, заклятые, использовавшие "Чучело" как повод для подлых подножек. Стеной на пути фильма к зрителю встали партийные боссы всех калибров, чиновники от кино, блюстители идеологической чистоты глубоко презираемого ими населения. "Меня обвиняли бог весть в чем, предлагали посадить, требовали запрещения фильма, - вспоминал впоследствии Ролан Антонович. - Каждый день возвращался я домой раздавленным, убитым, желая только одного - скорее бы все это кончилось".
К этому времени относятся и его стихи, записанные в заветной тетрадке с клеенчатым переплетом.

Победы нелегко даются,
Цена победы дорога,
Я становился на рога
Везде, где толпами
сдаются.
Я рыл, пахал и бил веслом,
Рыдал, рычал, молчал,
дичал,
Я был змеей, орлом,
ослом -
А все далек еще причал.
И предо мною проходил
Тоскливых лиц
печальный ряд,
Бульдог, сова и крокодил,
И десять сусликов подряд.
И хоть кричи,
хоть не кричи -
Вокруг тебя
железный круг,
Идут по кругу палачи,
И каждый -
самый лютый друг.
Друзья? Какие там друзья!
Толпа, бегущая кругом,
Там где-то дыба,
где-то дом,
И ничего понять нельзя.
Нет, мне о том
ни рассказать,
Ни написать
и ни пропеть -
Тут надо веники вязать
И над окопами потеть.
Тут нужен просто
пулемет,
Стрелки нужны,
хотя бы взвод!

Реакция прессы на фильм была неоднозначной. Издания официозные присоединились к чиновничьему улюлюканию. Но некоторые возможности для разномыслия уже появились, чувствовалось дыхание близкой "перестройки". После публикации в "Труде" восторженной рецензии на "Чучело" меня вызвали "на ковер" - в отдел культуры ВЦСПС, которому подчинялась газета. Намекнули на непонимание момента и неполное соответствие. Было не страшно, было противно
И вдруг что-то случилось. Все газеты принялись взахлеб хвалить фильм Быкова, печатать интервью с ним. В кулуарах шептались, что "Чучело" показали жене Черненко, тогдашнего генсека, и фильм ей понравился. Очень может быть, это вполне в духе тех времен. В "Труд" позвонили из ВЦСПС, поблагодарили за своевременную, полезную публикацию о фильме. В 1986 году он был удостоен Государственной премии СССР.
А что же так называемый широкий зритель, как он оценил картину? "Когда вышел фильм "Чучело", - рассказывал Быков, - многие спрашивали: "Вы всегда ставили комедии, вы изменили своему жанру?" Этот вопрос сначала ставил меня в тупик, и я сам не понимал, отчего так случилось. Но постепенно приходило прозрение. Я не изменил жанру. Просто конфликт между ничтожеством и личностью решительно изменился - из комического он на глазах превратился в трагический: мещанин и обыватель, ничтожество и бездарность не испытывают больше комплекса неполноценности перед личностью. Появился комплекс тотальной полноценности обывателя перед личностью, а это уже не смешно. Если бы сказка "О рыбаке и рыбке" кончалась тем, что старуха не оказалась бы у разбитого корыта, а, напротив, стала владычицей морскою и служила бы ей золотая рыбка, и была бы при ней "на посылках", это была бы самая грустная сказка на свете "Чучело" вызвало неоднозначную реакцию зрителей. Было много писем с благодарностью и восхищением, но были и такие: "Мосфильм. Ролану Быкову. Не можете ставить фильмы, лучше не беритесь. За "Чучелу" вас надо за решетку посадить. Чему учите детей? Как можно в наше время, в нашем Советском государстве" Но меня поражает, отчего письма, критикующие картину, большей частью анонимные? Но одна подпись на подобном письме оказалась весьма интересной: "Кто писал? Неважно!.. Ивановы, Петровы, Сидоровы!" В этой подписи разгадка. Тут образ - это уже все! Весь народ! Самая характерная черта анонима - он смело берет слово от имени всего народа".