О проекте Прямохождение

Художественный фильм (Россия - Нидерланды, 2005).
Режиссер Евгений Юфит.
Сценарий Евгений Юфит, Игорь Хадиков.
Операторы Евгений Юфит, Дмитрий Алексеев.

В ролях: Виктор Михайлов, Елена Сапожинская, Николай Мартон, Алексей Тарасов, Валерий Криштапенко, Станислав Илюхин, Александр Аникеенко, Сергей Чернов, Юрий Зверлин, Иван Злобин, Дарья Хазова.

Художник-анималист, выросший в детском доме, десятилетия спустя узнает об обстоятельствах, приведших к исчезновению его отца. Воспоминания детства снова и снова заставляют художника вернуться в прошлое, а открывшиеся факты биографии отца трагическим образом влияют на его жизнь, приводя к переоценке ценностей.


Михаил Трофименков о фильме:
... "Прямохождение" (2005) Евгения Юфита, двадцать лет назад возглавлявшего группу оголтелых ленинградских панков, именовавших себя "некрореалистами", то есть реалистами смерти...
Ярлык "некрореалиста" с тех пор намертво пристал к режиссеру, возможно просто потому, что никакого другого ярлыка ему не подобрать: Юфит, режиссер. "Прямохождение" -- самый его совершенный и самый загадочный фильм. Некий художник-анималист, переехав с семьей в деревню, обнаруживает, что купленный им дом был некогда лабораторией его отца, проводившего по заданию партии и правительства в былинные сталинские времена опыты по скрещиванию человека и обезьяны. Эксперимент закрыли, но выведенные ученым ублюдки до сих пор пускают под откос поезда и мелькают в пригородных лесах зловещими тенями. Все смутно, все пропитано угрозами, секретами, темными намеками. Само время действия плывет, морочит зрителя: все происходит в наши дни, но по телевизору бубнят о партийном съезде. Вроде бы, если судить по сюжету, трэш, но снятый с изысканностью Андрея Тарковского. Порыв ветра пугает больше, чем возможность появления на лесной опушке банды зомби. Некробеспредел никуда не подевался: заголившиеся полулюди -- выходцы из некрореалистических короткометражек. Но вместе с тем фильм оказывается и притчей о науке и обществе, о социально-биологических утопиях, которые потерпели крах, но оставили потомкам в наследство живые, хотя и бракованные результаты экспериментов, и, что с ними делать, не знает никто. Вдобавок экранная история увидена глазами ребенка: можно при желании считать ее плодом детской фантазии, готовой увидеть в страшном на лицо, напоминающем черепаху, но, возможно, вполне безобидном старике, соседе по даче, исчадие ада или посланца сверхсекретной спецслужбы. И все это не противоречит друг другу, а складывается в медлительную и пугающую фантазию, которой черно-белая съемка придает своеобразный аристократизм.

// Газета "Коммерсант", 26.11.2006.

В эфире:
26 ноября 2006 года.