О проекте Двое. Х/ф

Художественный фильм (Рижская к/ст., 1965).
Дипломная работа Михаила Богина.
Режиссер-постановщик Михаил Богин.
Режиссер Болеслав Руж.
Сценарий Михаил Богин, Юрий Чулюкин.
Оператор Рихард Пин, Генрих Пилипсон.
Художник-постановщик Тамара Антонова.
Композитор Ромуальд Гринблад.

В ролях: Валентин Смирнитский, Виктория Федорова.

Молодой режиссер взял для своего фильма сюжет из жизни глухой актрисы Московского театра мимики и жеста Светланы Сониной. За тридцать минут экранного времени зритель начинает видеть и слышать окружающий мир по-иному. Все в этой истории очень просто и очень глубоко.

Дебют Михаила Богина был отмечен призом МКФ в Каннах.

Михаил Богин:

ВИКТОРИЯ

Мне довелось работать с Викой Федоровой дважды: это были фильмы "Двое" и "О любви". Когда мы снимали "Двое", Виктории было 18 лет. Партнером ее был студент Щукинского училища Валентин Смирнитский.

В фильме "Двое" Виктория cыграла роль глухонемой девушки, которая отказалась смириться с обстоятельствами своего физического несовершенства. Ее характер стремился вырваться из замкнутого круга, который очертила вокруг нее судьба. Гордая, необычайно красивая, элегантная, с прямой спиной, она постоянно бросала жизни вызов, делая то, что, казалось, было недостижимым для неслышащего человека: училась в цирковом училище, делала там танцевальный номер под музыку, а если горячо полюбила, то музыканта, студента консерватории.
И при этом никаких заискивающих знаков благодарности в его адрес, что вот он, из мира гармонии и недоступных и неизвестных ей звуков, полюбил ее, неслышащую, неполноценную. Она была насторожена, но хранила про себя свою боль и держалась с большим достоинством, духовно более взрослая, нежели он, ибо, как говорят в народе, "горе старит". Однажды спросила его, - письменно, - пытаясь постигнуть его мир: "А на что похожа Ваша музыка?" И потом добавила: "Вы любите Бетховена? Он был глухой".
Это была история о том, как двое любящих людей находят путь друг к другу, преодолевая стену, воздвигнутую между ними трагическими жизненными обстоятельствами .

В ту пору Виктория по молодости лет еще не училась актерскому искусству, но уже была удивительно талантливой, тонкой, увлекающейся ролью актрисой, умела жить в образе – видимо, сказались гены мамы, всеми любимой тогда киноартистки Зои Федоровой. К тому же, она была предельно профессиональна. Ей можно было без опаски показывать отснятый материал, что очень часто травмирует актеров, так как объективная фиксация актера или актрисы камерой часто не совпадает с романтизированными представлениями человека о своей внешности. Глядя на экран, Виктория говорила о себе в третьем лице: "Вот здесь она ничего, а тут надо бы поправить". Весьма редкое качество, которое нарабатывается опытом, а было ей в ту пору, как я уже сказал, 18 лет.