23.09.2013 | 11:58

10 полотен из Амстердамского музея прибыли в Москву

Из Петербурга в Москву прибыли 10 полотен, редко покидающие стены Амстердамского музея. Они составляют экспозицию «Голландский групповой портрет золотого века». Велись даже переговоры о показе в России полотна Рембрандта «Ночной дозор». Но договориться не удалось. И все же, шедевр, когда-то перевернувший законы этого жанра, незримо присутствует на выставке в Музее изобразительных искусств. Рассказывают «Новости культуры». 

Строгая координация – отсутствие иерархии между слугой и хозяином – главный принцип группового портрета. Такое равноединство появилось в начале XVI столетия в работе Яна Ванна Скореля. На его полотне - братство, которое совершало паломничество в Иерусалим. Среди них был и сам художник. Сплочение вокруг конкретной идеи или дела в XVI – XVIII веках в Голландии горячо поддерживается элитой общества.

«Появляются дальше изображения офицеров стрелковых гильдий – XVI век, страна постоянно воюет с Испанией за свою национальную независимость. А в XVII веке к изображению офицеров стрелковых войск прибавляются портреты регентов домов презрения или деканов различных профессиональных гильдий», - отмечает куратор выставки Вадим Садков.

Свои маленькие картины художники обычно писали для частных заказчиков, которые украшали ими интерьеры своих крошечных домиков. В протестантской Голландии не было главного крупного заказчика – католической церкви, потому огромные полотна для храмов не требовались. Гигантские групповые портреты, пять на два с половиной метра, стали исключением и отражением первого в мире буржуазного государства, объединенного корпоративным духом и национальной идеей. Гильдии искали хороших художников, позировали и коллективно оплачивали его труд.

Каждый из регентов госпиталя Святого Петра заплатил за портрет по 50 гульденов. И еще по три взяли за раму. Деньги выплачивали в течение двух лет. Имена каждого изображенного известны по документам. А вот об их повседневной жизни мы сможем узнать из исследований, составленных сотрудниками музея.

«Здесь есть какие-то подробности, которые мы обычно должны пролистать в каталоге, а тут человек увидел вещь, возвращается и понимает все происходящее внутри. И этот исторический контекст дает ему какое-то знание», - говорит директор ГМИИ имени Пушкина Марина Лошак.

Изучив приложения, к примеру, можно узнать, что в моде у бюргеров были персидские ковры – ими покрывали столы. Вот на таком члены гильдии бондарей считают прибыль. Что регенты домов призрения и госпиталей – общественных организаций - были людьми уважаемыми и богатыми. И что судьба каждого могла измениться в один миг. Вот дородный и успешный капитан стрелковой роты к концу жизни разорится и будет служить в той же гильдии слугой. А другой капитан на полотне Говерта Флинка в процессе написания картины диктует художнику свои условия.

«На выставке есть эскиз к этой картине. После того, как он был готов, заказчик – человек в черном, капитан, сказал: «Это все замечательно, но я хотел бы, чтобы здесь был мой дом. Флинк изменил композицию. Он растянул ее и поместил дом за спиной капитана», - рассказывает куратор выставки Норберт Мидделкооп.

В эскизе Флинка - та же композиция, что и в знаменитом «Ночном дозоре» Рембрандта, написанном шестью годами ранее. Но Говерту Флинку, переехавшему в мастерскую своего учителя и возжелавшему такой же славы, не хватило дерзости противоречить заказчику. Великий Рембрандт рискнул нарушить законы жанра, уничтожив принцип координации в групповом портрете. И создал шедевр «Ночной дозор», из-за чего имел серьезные проблемы с заказчиками, о которых сегодня знают лишь искусствоведы.

Новости культуры