19.09.2013 | 10:42

Джон Балдессари и Илья Кабаков встретились в столице

Встреча-диалог представителей высокого искусства на V Московской биеннале. В преддверии своей первой выставки Джон Балдессари – знаменитый американский художник-концептуалист – встретился в столице, Центральном доме художника, с не менее известным российским художником-концептуалистом Ильёй Кабаковым. О том, как прошла встреча и что интересного было сказано – рассказывают «Новости культуры».

Их называют «Крестными отцами концептуального искусства». Американец Джон Балдессари и русский американец – Илья Кабаков. Почти ровесники – разница всего в два года. Оба – звезды в мире современного искусства, оба – работают с образами и текстами, оба – обращаются к массовой культуре за вдохновением. Вот только в понятие «концептуализм» вкладывают разные смыслы.

Собственно это и был первый пункт в беседе двух художников: определиться с понятиями.

«Я думаю, что термин “концептуалист”, как и многие другие подобные “этикетки”, нужны только журналистам, – говорит Джон Балдессари. – Я никогда серьезно не относился ко всем этим “званиям”. Мне приятней называться просто “калифорнийским художником”. Называли меня и представителем поп-арта. А что, я не против!»

«Это обращение к самому себе, что я это сделал, я хочу быть художником и так далее – намечает замечательную противоположность тому, что происходило в Москве в нашем профессиональном кругу, – рассказывает Илья Кабаков. – Это понятие было совершенно не персональное, а групповое».

В этом «мы» Ильи Кабакова определенно есть что-то антиутопическое. Художник как лакмусовая бумажка состояния всего общества – только в этом формате исповедует концептуализм мастер с советской закалкой. Американец Джон Балдессари – напротив, суть искусства видит в выражении себя как личности: у художника всегда есть, что сказать обществу. Специалисты из зала ни Кабакову, ни Балдессари не верят: в голос твердят – они в одном «концептуальном лагере», искать надо общее.

«Они оба изобрели другой язык, оба проделали сходные пути в своей работе, их интересовали одинаковые проблемы, – отмечает директор Мультимедиа Арт Музея Ольга Свиблова. – Балдессари много, он вообще покрыл мир. И когда ты видишь, как он двигался – а я три раза специально ездила – я думала: “Боже, ведь Илья не мог знать его, и он не мог знать Илью!” И прежде всего, ты видишь сходства, а не различия».

Нужны ли художественные школы, в чем суть академического образования, и в какой зависимости находятся территориально локальное и интернациональное искусство. На каждый вопрос у художников, тем не менее, своя точка зрения. И если Кабаков говорит о гигантском комплексе неполноценности, который воспитала в нем советская система, заставляющая постоянно отвечать на вопросы: «Что, как художник, сделал ты? На что ты способен?», то у Джона Балдессари впечатления о годах студенческих – исключительно приятные. Как и о том времени, которое он сам посвятил преподаванию.

«Это как два космонавта, – считает директор Центра современной культуры «Гараж» Антон Белов сказать, кто из них больше времени провел на МКС или в открытом космосе – сложно. Они оба космонавты. И у того, и того проходят коммерческие проекты, выставки».

Сошлись Илья Кабаков и Джон Балдессари, все же, на том, что оба они принадлежат: «к увядающему поколению концептуалистов», которые очутились в мире, где глубокие содержательные смыслы подменяются поверхностными развлекательными формами. И если Илья Кабаков уже презентовал в рамках Биеннале свою выставку, то экспозиция Джона Балдессари «1+1=1» откроется на днях в Центре современной культуры «Гараж». Те, кто так и не понял, в чем отличие концептуалиста Кабакова от концептуалиста Балдессари – смогут разобраться на частных примерах.

Новости культуры