19.09.2013 | 13:41

Тайны непарадного Петербурга

В Мемориальном музее «Разночинный Петербург» открылась выставка «Разве можно верить…». Название указывает на мнемоническое правило, которое позволяет запомнить порядок улиц в одном из исторических районов центра Петербурга. В разные годы здесь жили Радищев, Белинский, Достоевский, Чайковский, Шостакович.… Однако, в фокусе выставки не только память о знаменитостях, но и жизнь рядовых горожан. Рассказывают «Новости культуры».

Обычные вещи, простые люди, Петербург без сусального золота. Медные гирьки, флакончики из-под духов, лезвия бритвы – как настоящие реликвии. Авторам выставки почти не пришлось обращаться к фондам: многие экспонаты принесли жители окрестных кварталов. А сами эти районы – главные герои экспозиции.

«Как раз в непарадном Петербурге и проживает большая часть населения, – рассказывает куратор выставки Галина Каспарова. – Это мы все с вами, это бывшие разночинцы, сегодня – обычные горожане. И вот перед вами представлено изображение. Ничего вы здесь не видите в общем такого цепляющего глаз, но мы можем говорить о застройке этой местности, о тех домах, в которых живут обычные люди - собственно, о них наша выставка».

«Разве можно верить пустым словам балерины» – игривая фраза в заглавии выставки – ключ к двум векам петербургской истории. Рузовская, Можайская, Верейская, Полоцкая, Серпуховская, Бронницкая – названия улиц начинаются с тех же букв, что и слова в поговорке. Раньше это были проулки легендарных «Семенцов» – казарменного квартала Семеновского полка.

4-я рота Семеновского полка. Именно так называлась нынешняя Можайская улица в XVIII веке. С тех пор она не раз меняла не только название, но и облик. Историки говорят: за стенами почти каждого из этих зданий - какая-нибудь легенда или тайна. Вот, например, дом 38. Сегодня вполне обычное жилое здание, и уже мало кто помнит, что именно здесь в 1922 году был убит один из самых известных петроградских бандитов – Ленька Пантелеев.

Местная топонимика – уже легенда. Семеновские проулки переименовали в 1857 году, в честь городов Подмосковья. Неспроста: рядом старинный путь в Белокаменную, Московское шоссе. И с ним тоже связаны любопытные экспонаты. Вот эти четыре письма адресованы одному и тому же человеку, но адрес на них - разный.

«Санкт-Петербург, Забалканский проспект. Его высокоблагородию Александру Николаевичу фон Агте, – показывает старые письма ведущий методист музея «Разночинный Петербург» Ирина Осипова. – Здесь уже Ленинград, 13, с указанием почтового отделения, Международный проспект, Александру Николаевичу Агте. Ленинград, 13, проспект Сталина, дом 26, Агте Александру Николаевичу, ну и наконец, Ленинград 13, тот же самый дом 26, Александру Николаевичу Агте».

При этом Александр Николаевич Агте никуда не переезжал – он работал и жил в здании Технологического института. Но вот нынешний Московский проспект за человеческую жизнь четыре раза сменил название. Разглядеть за всем этим судьбы горожан – сверхзадача экспозиции. Петербург, Ленинград – такой, какой есть, даже за сухими на первый взгляд цифрами из видавшей виды домовой книги 1934 года.

«Записи сделаны фиолетовыми чернилами, которые уже немножко расплылись, – поясняет директор музея «Разночинный Петербург» Тамара Федоренко. – А вот здесь, вы видите, красным карандашом такое вот слово – “эвак”. То есть человек был эвакуирован. Эти книги действовали и во время великой отечественной войны, в период блокады».

Сам зал, в котором открыли экспозицию – тоже грозит стать одной из тайн непарадного Петербурга. На дверях нет музейной вывески, по документам здесь – методический центр, иначе будут проблемы с чиновниками. Все, включая ремонт – сделано руками женского коллектива. Но вот перед бумажной волокитой – краеведы и историки пока бессильны.

Новости культуры