25.08.2011 | 09:06

С 1 сентября школы искусств начнут жить по-новому

Школы искусств смогут вернуть прежний высокий уровень образования, благодаря изменениям в законодательстве, открывающим новые возможности для финансирования и кардинальных изменений в учебных программах, рассказала в заместитель директора департамента науки и образования Министерства культуры РФ Александра Аракелова.

Система образования в сфере культуры и искусства в России охватывает 58 вузов, в которых учатся 94 тысячи студентов, 276 колледжей и техникумов, в которых учатся 67 тысяч студентов, и 5,37 тысячи детских школ искусств, где учатся более миллиона детей. В советское время школы искусств учились по единым программам, утвержденным министерством, и имели статус "детских школ искусств". С 1992 года школам искусств изменили статус, квалифицировав их как недопрофильное образование, что повлекло за собой ряд необратимых последствий и как итог, недостаток финансирования, упадок уровня образования и кризис в этой институции.

"Сегодня ситуация коренным образом изменилась. Одним из главных достижений стало право субъектов РФ помогать муниципальным школам искусств в части финансирования. То есть выделять деньги для реализации дополнительных предпрофессиональных программ", - пояснила Аракелова, добавив, что ряд предложений относительно изменений в сфере образования в школах искусств уже направлены в Минобрнауки, решение по которым они ждут в ближайшее время.

По ее словам, для школ искусств, как и для всех творческих профессиональных учебных заведений (колледжей, консерваторий и т.д.) 2011 год явился переломным, так как в июне президентом были подписаны сразу три закона: два "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "Об образовании" и Федеральный закон "О высшем и послевузовском профессиональном образовании".

"Эти законы закрепили новый статус образовательных программ школ искусств как "предпрофессиональных", подчеркивая связь и преемственность с программами среднего специального и вузовского образования, а также расширили возможности финансирования этих учебных заведений", - рассказала Аракелова.

Но по этим программам школы искусств начнут работать только со следующего года, поскольку требуется время на подготовку подзаконных актов.

На взгляд Аракеловой, "последние изменения в законодательстве позволят вернуть российским школа искусств прежний высокий
статус: то, для чего они создавались более 100 лет назад, т.е. для преподавания начальных профессиональных навыков детям, а не только давать им общеэстетическое образование".

Главное, что законодательные изменения помогут решить многие проблемы с социальным статусом преподавателей школ искусств, и, в первую очередь, с низким уровнем заработной платы и досрочным назначение пенсии по выслуге лет.

"Неравенство между преподавателями детских школ искусств, которые работают с одаренными детьми, и педагогами общеобразовательных школ, у которых ниже норма часов за ставку заработной платы и имеются различные социальные льготы - несправедливо", - уверена Аракелова.

Кроме того, по ее словам, правительство поручило Минкультуры разработать Программу по поддержке детских школ искусств. "В этой программе мы хотим учесть такие насущные вопросы, как поиск средств на повышение квалификации преподавателей, пополнение библиотечных фондов, приобретение музыкальных инструментов и другого технического оборудования".

Систему образования в школах искусств в последние годы критиковали за понижение уровня образования. Аракелова признает, что действительно, уровень выпускников во многих региональных детских школах искусств заметно снизился, об этом часто говорили и сами преподаватели.

Она напомнила, что у этой проблемы была своя точка отсчета: после выхода в 1992 году нового закона РФ "Об образовании", детские школы искусств стали относиться к дополнительному образованию, что понизило их статус и приравняло художественные, музыкальные и хореографические школы к станциям юных натуралистов, или кружкам по интересам в Домах культуры.

В итоге детские школы искусств стали постепенно выполнять функции кружков, студий по интересам, т.е. не специального, а общеэстетического образования. С начала 90-х годов ошибочность такого подхода была многим очевидна. По словам Аракеловой, в министерство культуры писали обращения с просьбами изменить ситуацию.

"Мы не могли ничем помочь, так как нормы закона не позволяли на федеральном уровне установить те или иные требования к деятельности школ искусств, в том числе и в части их финансирования", - объясняет Аракелова.

Правда, она уточнила, что Минкультуры не оставляло попыток выправить положение, в частности, выступив инициатором создания "Концепции развития образования в сфере культуры и искусства", где были прописаны необходимые поправки в законодательстве, вплоть до норм ставок у преподавателей школ искусств и норм пенсионного обеспечения.

Аракелова констатирует, что за 15 лет с момента вступления в силу закона сформировалась ситуация, при которой "многие школы искусств забыли, что дети должны сдавать зачеты, экзамены, что должны быть определенные требования к качеству образования, поскольку именно из выпускников школ искусств в дальнейшем растут профессионалы, будущие деятели искусства".

Поэтому, по ее словам, "День знаний", который 1 сентября отметят многие школы искусств, "должен принести не только ощущение радости от встречи с новыми учениками, перспективы на их будущие творческие достижения, но и вполне реальную надежду на решение давно назревших проблем".

"У нас замечательные педагоги с достойным образованием, которые передают своим питомцам не только мастерство, но вкладывают в них душу - иначе невозможно научить любить искусство, заложить основу нравственных ориентиров, сформировать будущих ценителей прекрасного - аудитории концертных залов и театров", - заключила Аракелова.