18.09.2013 | 09:51

Проект "Реконструкция" представлен в фонде культуры "Екатерина"

У Московской Биеннале современного искусства такие же размытые границы, как и у самого современного искусства. Официально Пятая Биеннале откроется 20 сентября. Но слово «официальный» современными художниками презираемо ещё со времён подпольных выставок. А потому сама Биеннале, её специальные проекты и её параллельная программа, уже начинают работу. В фонде культуры «Екатерина» открылась выставка «Реконструкция». Это название используется в прямом смысле – то есть воссоздание художественного наследия 90-х, пластический слепок самых известных галерей, по архивным статьям и по разрозненным материалам каталогов. Рассказывают «Новости культуры».

О том, что происходит за окнами, почему здание в центре Москвы затоплено, и для чего тут доски – гадали многие. Внутри художник Дмитрий Гутов уже выполнял ритуал – вел девушку над черной грязью. Это вообще цитата картины «Свадьба на завтрашней улице» – в 63-м у художника Пименова в хрущевскую пятиэтажку по дощечкам так шла молодая пара. В 90-х Гутов увидел в этом что-то похожее.

«И вот было поразительное ощущение в начале 90-х, что повторяется эпоха хрущевской оттепели, надежды на лучшее, что вот уходит этот старый мир чудовищный, который я ненавидел всеми силами с детсадовского возраста, – рассказывает Дмитрий Гутов. – И вот это чувство полета, легкости, баланса над пропастью и движения вперед хотелось передать».

В 94-м это было масштабно – 25 тонн грязи, 500 метров досок – сейчас грязи тонны три – но обработанная, торец каждой доски обрезан по рисунку художника. Тогда же Гутов придумал и продолжение: молодожены приходят вот в этом дом, пол завален уже опилками – молодой муж пытается сделать мебель. Тут же на экране – фрагмент известной тогда рекламы. Время здесь и правда повернуло назад: вот колонны, которые Шутов и Авакумов делали для премьеры фильма «Асса».

Колонна газетная – вырезки сталинских времен, обклеенная обоями – с крошечными отверстиями. Если присмотреться – внутри сталинская архитектура, завернутая в ковер- колонна бюрократическая. Хранить их сложно, выбросить невозможно, они так и называются – «Неликвиды» – и поднимают, пожалуй, одну из главных проблем – судьбу работы после выставки. Тем более, в Москве 90-х галереи были экспериментальными площадками, коммерческими стали намного позже.

«Тогда конечно мы рассчитывали продавать, но не было никакой надежды на то, что это произойдет, – вспоминает куратор проекта Елена Селина. – И поэтому все как-то расслабились и стали просто заниматься искусством. Рынок пришел в 2000-м, но это будет совершенно другая история».

Еще на пресс-конференции куратор Елена Селина объявила – этот проект для нее едва ли не самый важный за последние 20 лет – и точно одна из первых попыток понять – что же было в 90-ых в художественной жизни Москвы. Игорь Макаревич и Елена Елагина вспоминали – с каким шумом тогда прошел их проект «Игра в крокет» – а они всего-то нашли в метро листовку о пришествии пирамиды из космоса.

«В то время особенно была заметна тенденция людей надеяться на какие-то сверхъестественные спилы», – вспоминает Елена Елагина.

«После выставки оказалось: огромное количество посетителей поверило в эту легенду и стали домогаться авторов, чтобы им пояснили, где можно в этот орден вступить», – добавляет Игорь Макаревич.

Они увидели себя и знакомых снова на 20 лет моложе, спорили – как изменилось время – но согласны, пожалуй, лишь в одном – тогда на открытии выставок клубникой осенью не угощали.

Новости культуры