17.09.2013 | 11:59

Фёкла Толстая: «Я, как многие Толстые, люблю природу» (Петербургский телезритель)

На канале «Культура» не так давно прошел восьмисерийный документальный цикл «Толстые». Этот авторский проект задумала Фёкла Толстая, представительница великой династии, известный журналист.

Толстые. Пул первый

— Фёкла, вы давно хотели сделать отдельный цикл про династию Толстых. Вместилось ли в него все, что вы хотели рассказать об этом семействе зрителям?

— Про Толстых можно снимать бесконечно. Потому что если вы откроете любую энциклопедию, вы увидите огромное количество Толстых. У нас очень плодовитая семья, сделавшая немало для государства. Например, министром просвещения некогда был граф Дмитрий Андреевич Толстой, директором Эрмитажа до революции был его дальний родственник Дмитрий Иванович Толстой, наконец, замечательный художник Федор Петрович Толстой в свое время, если не ошибаюсь, был руководителем Академии художеств. Если говорить конкретно про нашу семью, то был такой удивительный человек, внук Льва Николаевича Илья Андреевич, который создал первые в мире океанариумы. Они до сих пор существуют во Флориде. Немало можно рассказать и про современных Толстых. Чего стоят, например, лондонские Толстые или Толстые из шведской ветви нашей династии. К примеру, очень популярная джазовая певица Виктория Толстой. В общем, как я уже сказала, продолжать снимать о Толстых можно сколь угодно долго, были бы силы и деньги…

— Расскажите, по какому принципу вы выбирали героев для 8 серий проекта?

— Для телевизионных фильмов герои, прежде всего, выбираются исходя из картинки. В кадре необходимо что-то показывать — какие-то документы, вещи, документальную хронику или что-то подобное. Если бы я писала книжки, возможно, выбрала бы совершенно других персонажей.

— Вам уже предлагали снять продолжение?

— Пока еще нет. Честно сказать, очень жду этого предложения.

Женская доля

— Кстати, у вас не было желания посвятить отдельный цикл женской половине династии?

— Я думала об этом. К примеру, очень интересным мог бы получиться фильм, где я бы рассказала о совершенно замечательной судьбе жены Льва Николаевича Толстого Софьи Андреевны. И я мечтаю, что когда-нибудь сниму этот фильм. Надо сказать, что долгое время, особенно в Советские годы, было принято говорить о ней не самым лучшим образом. По советской традиции считалось, что и Пушкин женился как-то не слишком удачно, и Толстой. Помню, как учителя в школе говорили, что именно противоречия с женой заставили Льва Николаевича уйти из дома. Но это довольно плоский взгляд, потому что, конечно, она была совершенно удивительной женщиной. И недаром сейчас по всему миру интерес к ее судьбе возрастает. Мемуары, ее дневники переводятся на многие языки мира, переиздаются. Понятно, что Толстой был из ряда вон выходящей личностью, жившей по своим законам. В каком-то смысле нам не дано его понять, а вот как рядом с таким человеком жила эта женщина и чем она жила — узнать любопытно. О том, какими были ее мечты, представления, надежды, когда она в 1862 году выходила замуж за Льва Николаевича. И могла ли она тогда думать, что ждет ее в конце жизни, в ноябре 1919 года, когда она умирала практически в разоренном имении, когда практически все дети были изгнаны из своих домов и многие — вообще из России.

— Вы сами журналист. Однако сценарий к проекту «Толстые» писали не вы… Почему?

— Действительно, у каждой серии цикла — свой сценарист. Мы привлекли к написанию сценариев не телевизионщиков, а писателей. Честно сказать, мне был очень важен некий взгляд со стороны — я многие вещи знаю очень хорошо, какие-то — еще с детства. И выбрать из них информацию, которая будет любопытна зрителю, было довольно сложно. Так что привлеченные писатели помогли нам понять, как рассказать эту историю, как ее преподнести, как придумать драматургию повествования. Есть такое английское словосочетание, story telling, которое сейчас очень популярно, то есть умение рассказывать истории — совершенно особенный дар, на который мы и рассчитывали. Бывает, на этот шаг идут от бедности, у нас же это, наоборот, шло от щедрости. Такая вот своеобразная роскошь. Я, к слову, хочу от всей души поблагодарить наших авторов сценария: Дмитрия Быкова, Алексея Варламова, Павла Басинского, Андрея Рубанова, Анны Старобинец и Юлии Идлис.

— Расскажите, над чем вы работаете сегодня?

— Конечно, все телевизионщики — люди суеверные. И если проект только задумывается, мы стараемся о нем не говорить. Сейчас я закончила работу над документальным циклом. И этот телевизионный жанр мне очень приятен. Потому я планирую какие-то вещи в этом же ключе. Они не будут связаны с семейством Толстых, потому что надо иногда снимать что-то другое (улыбается). Нельзя становиться журналистом одной темы. И также я с большой радостью продолжаю работу на радио. Для меня, честно сказать, самое интересное в профессии — диалог. Я всегда любила работать в этом жанре, потому что мне всегда было интересно узнать, что думают люди.

О патриотизме

— Как часто вы общаетесь сегодня со своими родственниками?

— Довольно часто. Если я оказываюсь в странах и городах, где они живут, мы обязательно стараемся повидаться. И тот из них, кто приезжает в Москву, тоже сообщает о себе. Вообще, конечно, все это благодаря толстовским встречам, которые проходят раз в два года в Ясной Поляне. Именно там мы стали общаться со многими из моих родственников. И общение это со временем становится все более неформальным. Кстати, до сих пор помню, как впервые отправилась в Америку. Мы приехали тогда на съемки телефильма «Великие династии». И ездили по небольшим американским провинциальным городам. У меня было удивительное чувство тоски по родине, чувство заброшенности на дальнюю чужбину. Но как только мне посчастливилось переступить порог дома моей тетушки, живущей недалеко от Нью-Йорка, я почувствовала себя очень уютно. В общем, любовь к моим родственникам позволяет мне любить те страны, где они живут.

— К слову, вы никогда не задумывались о том, чтобы переехать куда-то за рубеж?

— Нет. Я ведь дочь репатрианта, мой отец родился за границей, но вернулся в свое Отечество. Это было осознанное желание моего деда, его брата и моего отца тоже. Притом, что все они были ярыми противниками большевизма и коммунизма, то есть никакой политической подоплеки у их переезда не было. Мне кажется, что такие вещи передаются генетически. Я об этой мощной прививке настоящего патриотизма!

— Что вы думаете по поводу сегодняшней политической ситуации в России?

— Я достаточно умеренный человек, хотя и придерживаюсь, скорее, оппозиционных взглядов. Я критически отношусь ко многим действиям власти. При этом я горжусь своей страной, люблю ее. Но для меня любовь к своей стране совершенно не тождественна восхвалениям и воспеваниям ее. Я люблю свою страну так, как меня любили мои родители. Именно по этой причине они были очень требовательны ко мне, хотели, чтобы я всегда делала максимум возможного для самосовершенствования. Именно так я отношусь и к своей стране. Мне кажется, многие вещи сегодня нуждаются в изменении. Но самое главное — каждый из нас должен быть на своем месте и делать все, что от него зависит. Когда люди говорят, что не нужно сотрудничать с властью, не нужно работать в госструктурах — я этого совершенно не приемлю. Особенно если речь идет о культуре. Но при этом я ходила на Болотную площадь, потому что меня оскорбляет отношение властей ко многим нашим гражданским правам.

С друзьями на природу

— Вы говорили, что хотели бы общаться со слушателями, как с друзьями. Много ли у вас друзей, и как вы с ними общаетесь?

— Надо сказать, чем старше становишься, тем меньше времени остается на отношения с друзьями. И это очень грустно. Тем более, что, как мне кажется, только в общении с друзьями остается какая-то свобода для творчества, для фантазии. Потому что на работе с ее ежедневным цейтнотом времени для этого, к сожалению, не остается. Так что я всегда мечтаю о том, чтобы спокойно посидеть с друзьями и поболтать о чем-нибудь. Ведь в такие моменты у меня рождаются какие-то интересные идеи, мысли и проекты. И я с удовольствием иногда привлекаю друзей к своей работе… Многие опасаются хоть как-то связывать друзей и работу, но меня пока Господь миловал.

— Чего бы вы сейчас больше всего хотели?

— А я надо сказать, как и многие Толстые, люблю природу. Москва знаменита своим цейтнотом, причем, он выражается не только в том, что ты простаиваешь в пробках по полтора часа и потом у тебя все срочно-срочно, но и в том, как люди разговаривают, общаются. Здесь в воздухе висит непрерывный невроз. А я, надо сказать, как многие Толстые, люблю природу. Поэтому, как только мне удается выкроить несколько свободных часов, я сразу еду куда-нибудь за город — прежде всего, к себе на дачу, где я очень люблю принимать своих друзей. И когда они до меня добираются, мы с удовольствием валяем там дурака и наслаждаемся жизнью.

Беседовала Анна СИМОЯНОВА
Петербургский телезритель, 16.09.13