26.08.2011 | 12:22

Юлия Мельникова о работе над ролью в фильме "Раскол": "Русь была сильна верой"

5 сентября в эфире телеканала «Россия – Культура» начинается показ 20-серийного телесериала Николая Досталя «Раскол». Картина рассказывает о событиях в России XVII века, о времени правления царя Алексея Михайловича Тишайшего. Одну из главных ролей в фильме сыграла Юлия Мельникова – выпускница Школы-студии МХАТ, актриса театра «Сатирикон». Она воплотила на экране образ боярыни Морозовой – сподвижницы протопопа Аввакума. О сложностях съемочного процесса, а также о серьезной подготовительной работе мы побеседовали с актрисой в преддверии премьеры.

- Для участия в фильме «Раскол» Николай Досталь решил пригласить на главные роли исключительно молодых актеров. Как вы думаете, с какой целью? Это была принципиальная позиция режиссера?

- Мне кажется, для такой картины очень важно, чтобы были чистые персонажи, а не известные артисты в гриме. Ведь если ты видишь популярного актера на экране, ты все равно будешь говорить о нем, что это Безруков или кто-то еще. Николай Досталь очень долго выбирал лица, я бы даже сказала, лики. Например, актер, сыгравший в фильме роль протопопа Аввакума, – человек с очень глубокими глазами, настоящий лик. 

- Расскажите немного о работе над фильмом. 

- Вы знаете, это одна из самых любимых моих работ. Ведь боярыню Морозову еще никто и никогда в кино не играл! А это, я считаю, одна из самых сильных героинь в нашей истории. И вот так совпало, что такая роль и такой режиссер – в настоящем понимании этого слова. Конечно, у него на площадке было иначе, чем в других проектах, в которых я принимала участие.

- Съемки проходили не только в павильонах «Мосфильма», но и в естественных декорациях: в Кирилло-Белозерском и Ферапонтовом монастырях, в Ростове, Суздале, в Московском Кремле – святых местах России. Повлияло ли это на атмосферу картины?

- Конечно, атмосфера очень чувствуется. Вообще у нас была настолько слаженная команда, от простого рабочего до продюсера. Все были по-настоящему заинтересованы в том, чтобы картина получилась. Художники по гриму, художники по костюмам до мелочей, до маленьких пуговиц и бусинок продумывали каждый образ. Все это было очень важно. И, конечно, места, в которых мы снимали – Суздаль, Ростов Великий… Актерам это очень помогает. Что касается атмосферы, которую создавал нам режиссер, то она была просто идеальной. Во время сложных сцен была полная тишина, все было очень профессионально.

- Наверняка у вас сложилось к боярыне Морозовой определенное личное отношение. Может быть, вы ей сочувствуете или осуждаете, или понимаете ее действия и поступки?

- Я ее очень люблю. Не знаю, мне кажется, это очень близкая для меня роль и очень близкая человеческая позиция. У меня с ней много точек соприкосновения в характере. Мы с Николаем Николаевичем провели очень серьезную работу над ролью. Встречались с ним в 6 утра, ездили в старообрядческие храмы, стояли на службах вдвоем. Это было еще до съемок. Долгое время меня учили петь псалмы на старорусском языке, я читала старые книги на этом языке. В фильме есть момент, где я веду службу в доме. Для меня было очень волнительно "петь псалмы". Какими бы вокальными данными актер ни обладал, это немного другое. Псалмы в действительности не поют, а читают, и это очень тонкие вещи. Плюс еще сложности языка, эти значки, которые нужно было читать. Мне дали книгу XIX века, которая практически рассыпалась у меня в руках...
Я уверена, что в картине не будет ощущения современных людей, ряженных в костюмы. До начала съемок был очень серьезный и долгий подготовительный период.

- Очень интересно узнать, как проходил этот подготовительный этап? Вы наверняка читали много специальной литературы?

- Да, у меня даже были специальные диски исторические, которые я слушала. Конечно, много читала и смотрела. Николай Николаевич приносил мне всякие книги, знакомил меня с батюшками, к которым я приходила на встречи. В Москве есть старообрядческая церковь, где мы сидели и часами разговаривали про это время, про раскол, про веру. То есть это было не просто так – пришел на площадку, выучил текст. Конечно, Николай Николаевич Досталь очень требовательный. На самом деле, когда так все совпадает, и все работают в одном направлении, то это приносит только удовольствие. Даже сложные моменты. Остается приятная усталость от того, что проделана сложная работа.

- Какой получилась ваша Морозова? Похожа ли она на героиню известной картины Сурикова?

- На картине Сурикова, и мы тоже про это много читали, мы все-таки видим собирательный образ, а не портрет. Вообще про нее написано, что она была молодой и красивой женщиной, со своим характером. В фильме проходит вся ее жизнь – с 16 лет и до самой смерти. В сценарии у нас было написано, что она живая, совершенно не похожа на фанатичку. Просто есть какие-то жизненные принципы, с которыми человек рождается, которые ему передают отцы и деды. Как ты можешь предать Бога, если ты всегда молился так, а вдруг пришли люди с Запада и сказали – давайте все переделаем? Пойти на это просто невозможно. Так же и с ее духовным отцом Аввакумом. Она непростая, неоднозначная. В ее характере, безусловно, есть недостатки, как и у любого человека. Но она очень любит своего сына, мужа, который намного старше ее. Вот такая она женщина.

- О чем для вас этот фильм? О взаимоотношениях власти и Церкви, о взаимоотношениях личности и власти, или вообще о чем-то другом?

- Там так много смыслов… Я думаю, каждый человек, если пересмотрит этот фильм несколько раз, он всякий раз будет находить там новые смыслы. Это честь, вера, долг, любовь, предательство и прочее – много жизненно важных вещей. Кроме того, я считаю, что в нем описывается один из самых ярких моментов в нашей истории, который перевернул развитие всей страны. Раньше Русь была сильна именно верой. Люди были такие самоотверженные, потому что они верили в божественное наказание, старались соблюдать заповеди. А когда произошел этот перелом, наверное, что-то утратилось. Сегодня отношение людей к вере – это очень важный вопрос. И я не могу сказать, что молодому поколению он неинтересен.

Все материалы о фильме "Раскол">>>