10.09.2013 | 11:02

Музыка Вагнера прозвучала в Концертном зале Чайковского

«Тристан и Изольда» и «Пять песен на слова Матильды Везендонк». Именно этими произведениями Рихарда Вагнера Государственный симфонический оркестр имени Светланова решил отметить 200-летие со дня рождения великого композитора. В концертном зале имени Чайковского монументальные творения прозвучали в неизвестной широкому слушателю оркестровке. Рассказывают «Новости культуры».

Нельзя сказать, что Москва избалована музыкой Вагнера. Немецкий композитор, так сказать, прописался в России в Питере, в Мариинке. Там идут почти все его оперы. Немного кокетничая, Владимир Юровский говорит: «Это не большая новость для Москвы – исполнение “Тристана и Изольды”. Вышла постановка в “Новой опере” и “Мариинка” привозила “Тристана”».

Да и в Интернете, каких только исполнений «Тристана» не найти. Но Юровский не просто исполнил центральный акт оперы. Он предпослал ему, своего рода, музыкальный комментарий – информацию к размышлению.

«Мы играем “Пять песен на слова Матильды Везендонк”, которые стали эскизами к “Тристану”, да и связь его с “Матильдой Везендонк” стала тем зерном, из которого “Тристан” произрос», – поясняет Владимир Юровский.

Именно во время романа с юной Матильдой Везендонк Вагнер начал работать над «Тристаном». Чувствами, которые переживал композитор, напитана каждая нота, каждое слово. Вагнер писал либретто и знакомил свою возлюбленную с каждой страницей. А Матильда, будучи поэтически одаренным человеком, свои чувства выразила в пяти стихотворениях, на тексты которых Вагнер написал музыку. Включив их в программу вечера, Юровский предложил малоизвестную оркестровую версию Ханса-Вернера Хенце, немецкого классика послевоенной музыки.

Настроив таким образом публику, маэстро приступил к «Тристану и Изольде» Он специально пригласил солистов из Германии – вагнеровских певцов Штефана Финке и Аню Кампе.

«Вагнер любил певцов, – рассказывает Штефан Финке. – Он заботился, чтобы голос не уставал. Напряженные моменты уравновешены более спокойными. Громкие звучания – тихими. После второго акта, весьма протяженного, остаются еще силы».

«Я очень люблю Вагнера, спела всех героинь, которые написаны для моего голоса, – говорит Аня Кмпе. – Изольда – одна из любимейших. Сложный образ, неоднозначный. Горячий нрав, кипучая энергия. Она принцесса и должна контролировать свои чувства, но все равно влюбляется».

Почему, вспоминая реальную историю любви композитора и легенду о любви идеальной, Владимир Юровский исполнил только один акт «Тристана и Изольды»? Возможно, это эстетика постмодерна. Или напоминание о бесконечности чувств?

Новости культуры