04.09.2013 | 19:53

Произведения Иллариона Голицына на выставке в Третьяковке

Государственная Третьяковская галерея представляет выставку под названием "Илларион Голицын. Быть самим собой". Она посвящена 85-летию со дня рождения мастера, живописца и графика, ученика Корина и Фаворского. Прямой потомок знаменитого княжеского рода, Илларион Голицын говорил о себе, что всю жизнь жил под старыми знаменами. В 1920-е годы у Голициных чудом не конфисковали фамильные портреты. Только потому, что рамы были сняты, а сами холсты для экспроприаторов не представляли товарной ценности. Знать, что память предков бесценна, и за верность ей платить высокую цену, это и значило для художника "быть собой". Рассказывают "Новости культуры".

Четкие и только контурные, разного времени и настроения картины, на которых он сам, но автопортретом здесь называют каждую из его работ. Все только из жизни, из сердца, из мозга – так в конце 1960-х писал он сам, когда искал свой путь, когда решал, что значит быть самим собой. Почти за каждой работой – воспоминание или реальный эпизод. Вот Илларион Голицын в канун 75-летия.

"Это сделано было в мастерской в момент, когда Илларион, извините, бреется. Я там отражаюсь в зеркале. Момент подготовки к юбилею", – рассказывает художница, вдова Иллариона Голицына – Валентина Куцевич.

Князь, который, кажется, не мог не стать художником, вырос среди не просто портретов предков  шедевров светского искусства. Среди них – одна из первых статс-дам Российской империи, княгиня Анастасия Голицына, ее муж – стольник Ивана Алексеевича, брата Петра Первого. И те Голицыны, которых он уже сам помнил с детства: дед – бывший городской глава Москвы, но в маленьком доме и в городе Дмитров (семья буквально только что выслана из столицы) повозка, корыто и в центре портрет куратора Московского университета, знаменитого Федора Голицына. 

"Портрет, с которым отец жил до войны, когда он был продан после ареста деда, продан бабушкой антиквару, а после антиквара попал в Третяьковскую галерею",  поясняет сын Иллариона Голицына, художник Иван Голицын.

Портреты предков – это картины в картине, и только двое нарушают традицию: готовый вот-вот сказать тост Иван Шувалов и входящая в красном, трижды прабабушка Иллариона Голицына, Прасковья Жемчугова. Вот она же словно ведет разговор с матерью художника, урожденной Шереметевой. Рядом с Голицыными – еще одна им родственная фамилия – Трубецкие. Сначала кажется, это большая семья на прогулке, но почти у каждой фигуры  год трагической смерти.

"Был арестован Владимир Трубецкой и погиб в лагере в 1937 году. Здесь видите: он был арестован и расстрелян. Потом, уже во время войны, была арестована его жена, мать вот этих всех детей, которые здесь изображены. Вместе с дочерью они тоже погибли в лагере", – показывает Иван Голицын.

Знаменитая комната Иллариона Голицына, ее многие знают как красную, венецианские пейзажи – коллекция Шувалова; работа мастера, наставником которого был ученик Леонардо, из собрания уже самих Голицыных. Здесь много того, что его окружало. Знакомые и любимые им интерьеры. 

"Илларион Владимирович и в живописи, и в графике выработал своеобразный жанр – такой портрет в интерьере, и все его работы отличаются необыкновенной светоносностью. Нельзя назвать это действием каким-то. Вроде бы, сидит фигура, и изображен интерьер, но это, прежде всего, состояние – эмоциональное состояние художника и состояние живописное",  подчеркивает куратор выставки Людмила Смирнова.

Около ста работ в разных техниках, рисунки углем, карандашом, живопись и акварели из фондов Третьяковской галереи и собрания семьи художника – картины, которые и правда, связывают времена. 

Новости культуры