29.08.2011 | 16:02

Репрессированное кино на "Винзаводе"

История полочного кино насчитывает почти 60 лет. Непонятые критиками, запрещенные цензурой, многие ленты в свое время вместо широкого проката были уничтожены и перемонтированы, и только малая часть из них попала на полку. Сложные судьбы этих картин, подчас трагические, сравнимы с судьбами людей. В наше время у запрещенных лент советского времени появился второй шанс на обретение своего зрителя. «Репрессированные» фильмы вошли в программу фестиваля «Полка: Освобожденное кино», который открывается сегодня в столичном Центре современного искусства «Винзавод». Рассказывают «Новости культуры».

История «репрессированного кино» насчитывает шесть десятилетий. В Советском Союзе «на полку» фильмы отправлялись по разным причинам. Если в середине прошлого века на экраны картины не попадали по идеологическим соображениям, то в 20-е годы до зрителя не доходили ленты, в основном, ленты, не качественные с технической точки зрения.

«Быть автором полочного фильма в то время было позором, а в 1960-е – 1970-е годы быть автором полочного фильма было престижно. Это намекало на некоторую оппозиционность, на то, что ты свободный художник, и в глазах непросвещенной публики как-то героизировало автора полочного фильма», – замечает кинокритик Николай Изволов.

Программа фестиваля составлена на основе каталога полочных фильмов 1995 года. Благодаря этому списку воскресло множество картин, которые упоминались лишь в рукописных картотеках Госфильмофонда и находились на особом складе. Составители каталога вспоминают, как открывали для себя эти ленты.

«Мы вообще не представляли, что мы увидим, поскольку это запрещенное. Запретный плод сладок. Мы невесть что себе воображали. На самом деле, мы увидели фильмы замечательные. На мой взгляд,  там несколько шедевров, до сих пор недооцененных», – подчеркивает киновед, кинокритик, составитель каталога полочных фильмов Евгений Марголит.

В программе фестиваля – «Иван Грозный. Боярский заговор» – вторая часть задуманной трилогии Сергея Эйзенштейна. И еще один фильм режиссера – «Бежин луг», который он снял по возвращении из Штатов. Долгие годы историки кино не могли ответить на вопрос, почему лента так и не вышла на экраны. Позже выяснилось, что Эйзенштейн настроил против себя начальника комитета кинематографии. От картины осталась лишь срезка кадров. Увидеть ее сегодня можно в формате фотофильма. Известны и названия тех лент, что утеряны навсегда.

«До сих пор не могут найти и уже никогда не найдут фильм Эраста Гарина "Женитьба" – экранизация Гоголя, которая во многом была сделана в эстетике Мейерхольда, что для тех времен, когда Мейерхольд был репрессирован, является почти чудом», – отмечает кинокритик, издатель, составитель каталога полочных фильмов Вячеслав Шмыров.

Фильм «Гвоздь в сапоге» – одна из первых работ Михаила Калатозова – сохранился идеально. Пленка без единой царапины – лента так и не попала в прокат. Сатира, высмеивающая недостатки советского быта, оказалась чересчур острой.

О «Строгом юноше» Абрама Роома по одноименной оригинальной пьесе Юрия Олеши советские газеты писали: «Мы ждем киношедевра». Фильм сняли, но грандиозного успеха не последовало. Странную, замысловатую картину не поняли и тоже отложили «на полку».

«Фильм настолько странный, реплики, ситуации, что критики того времени не могли его толком оценить. Я не думаю, что это удачный фильм, он интересный, таит тайны», – говорит Николай Изволов.

Единственная в нашей стране экранизация Брехта – картина Всеволода Пудовкина «Убийцы выходят на дорогу». Она была снята еще в 1942 году, но признана не соответствующей официальной линии партии.

Реабилитированные в разные годы – в основном, в период оттепели, эти фильмы сегодня доступны широкой аудитории. Часть из них уже вошла в историю российского кинематографа. Остальные ждут своего звездного часа.