30.08.2011 | 11:28

Роман Мадянов: "Мы до сих пор ощущаем последствия раскола"

Впервые в российском телеэфире – новый 20-серийный художественный фильм Николая Досталя «Раскол», премьерой которого телеканал «Россия – Культура» открывает новый сезон (смотрите по будням с 5 сентября в 21:25). В преддверии первого показа мы беседуем с актерами, сыгравшими главные роли в картине. Сегодня на наши вопросы ответил заслуженный артист России Роман Мадянов, исполнивший в фильме роль Бориса Морозова – воспитателя царя Алексея Михайловича, одного из самых влиятельных людей при дворе.

- В российском кинематографе это первая масштабная работа, посвященная теме церковного раскола XVII века. Насколько достоверно воссоздана эпоха в картине, и какую роль играет ваш персонаж Борис Морозов в трагических событиях тех лет?

- Ваш вопрос, конечно, стоит адресовать, прежде всего, историкам. По крайней мере, его первую часть. Ведь история – вещь эфемерная. Мы не можем знать все до конца. Какие-то отголоски времени есть, они зафиксированы, но насколько точно? Наверное, разбираться будут специалисты. Что касается моего персонажа Бориса Морозова, то по тем временам это была очень серьезная и непростая фигура. Он практически руководил государством, был воспитателем царя. И пока он его воспитывал, практически полностью владел всей информацией. Власть и деньги, наверное, портят людей. Много было сделано хорошего, и много было сделано опрометчивых поступков. Это опять же будет оценивать история. Так или иначе, даже если его поступки были не совсем благодетельными, его деньги и деяния все равно остались на Родине.

- Фильм затрагивает очень сложный период в истории России. Александр Солженицын однажды заметил: «Если бы не было XVII века, то, возможно, не было и 1917 года». Николай Николаевич Досталь говорит, что фильм призывает к объединению россиян. Вы можете с этим согласиться?

- Наверное. Ведь любая попытка вернуться к нашим корням, к нашей истории – это все равно попытка объединения. Революционные преображения далеко не всегда хороши. Как говорится, не дай бог перемен и не дай бог революций. Сейчас мы до сих пор ощущаем последствия раскола. Вот вы попробуйте перебросить себя на несколько веков назад. Если бы вы жили тогда, и вам бы сказали: «Теперь мы будем креститься вот так». А вы при этом знаете, что ваши родители, дедушки, бабушки, прабабушки, прадедушки – все ваши предки делали это несколько иначе и жили по несколько иным законам. А вам навязывают другую схему жизни. Кто-то поступал по совести, а кто-то – нет. Вот поэтому и раскололась Церковь, шли сплошные гонения. Церковь начала занимать лидирующие позиции в государстве, подчас влезала в политические коллизии. Об этом и рассказывает фильм.
Я сам видел лишь несколько сцен и с огромным нетерпением жду премьеры, очень хочу посмотреть его от начала и до конца. И надеюсь на то, что картина найдет отклик у наших зрителей.

- А как вам работалось с молодыми? Ведь Николай Досталь пригласил на главные роли молодых и неизвестных актеров. Может быть, вы им помогали, или они сами спрашивали ваших советов? Все-таки у вас за плечами большой опыт работы в кино, в том числе с Николаем Досталем.

- Наверное, помогать было бы немного нескромно с моей стороны. Потом в картине снимались и более опытные актеры – например, Станислав Любшин. Вообще Николай Николаевич очень щепетильно относится к подбору артистов на свои работы, поэтому лишних людей в картине не было. Кроме того, он исключительно умеет работать с неопытными артистами, а подчас даже с людьми, которые никак не связаны с нашей профессией. Это самое замечательное! Насколько я помню съемки, прекрасно работала массовка. Это люди, которые не имеют ни малейшего отношения к театру или к кино. Это простые жители тех городов, где проходил съемочный процесс. Так вот, если мы приезжали в какой-то небольшой город, то можно считать, что половина населения была у нас на съемках. И режиссер зажигал всю эту толпу собственным примером. Рассказывал, объяснял, что происходит в данном кадре, что надо играть. Он очень активно использовал актеров местных театров, и это была еще одна мощная поддержка, ведь они что-то понимают в нашем ремесле. Таких, конечно, выдвигали на первый план, менее опытных – назад. Всем им, безусловно, надо сказать спасибо за их терпение. Жара стояла жуткая, а костюмы очень плотные, и бороды… В общем, все работали на результат. Посмотрим, каким он получился.

- С Досталем у вас уже было немало совместных работ. Вы снимались у него в «Штрафбате», «Завещании Ленина», в фильме «Петя по дороге в Царствие Небесное». Расскажите, как сложился ваш творческий тандем, ведь многие говорят, что Николай Николаевич – человек непростой, требовательный и даже строгий.

- Непростой и требовательный, и строгий. Но и я как артист тоже достаточно требовательный и строгий. Просто действительно сложился у нас такой тандем с первых фильмов – с «Мелкого беса», с «Гражданина начальника». Много совместных работ, за которые я потом получал призы. Но дело, конечно, совсем не в наградах. Просто вот так сложились отношения, и мы стали понимать друг друга практически с полуслова. Когда мы вели переговоры по поводу Бориса Морозова, у нас было абсолютно одинаковое мнение по поводу этого персонажа. Мне очень приятно и лестно, что он приглашает меня участвовать в своих проектах. Я с великим удовольствием всегда соглашаюсь работать с ним и, конечно, буду делать это и впредь, если он предложит.

Все материалы о фильме "Раскол">>>