21.08.2013 | 11:10

Михаил Левитин представляет своё прочтение пьесы Евгения Шварца "Тень"

Уже сегодня в столицу придёт «Тень». Первую премьеру сезона по пьесе Евгения Шварца представляет Московский театр «Эрмитаж». Пока его большой зал закрыт на реконструкцию, пресс-показ прошел на сцене театра «Мастерская Петра Фоменко». О произведениях Шварца говорят: «это истории на все времена». Здесь действуют сказочные законы, по которым можно найти истину. Рассказывают «Новости культуры».

«На площадке танцевальной 41-й год» и другие, такие узнаваемые вальсы и танго Петра Тодоровского задают музыкальный тон сказочно серьезной Шварцевской «Тени» в постановке Михаила Левитина. Вслед за драматургом режиссер не прочь зрителя серьезно озадачить.

Для Левитина «Тень» – первый опыт Шварца, уверяет: он же – последний. На постановку всерьез повлияли дневники писателя – больше трех тысяч страниц, из которых возникает потаенный, совсем не сказочный Шварц. К такому Левитин закономерно добавил собственный жизненный опыт.

«Поэтому спектакль называется “Моя тень”, – поясняет Михаил Левитин. – Мне осточертело бояться. И других и себя. У меня больше нет сил бояться и тревожиться. Эти закрывают, эти не открывают, эти запрещают, эти предлагают, эти предают – кругом, невероятно. Меняются на глазах. А друзья – хорошие, мудрые, сильные умирают. И все вместе взятое показалось мне величайшей несправедливостью. Я вспомнил пьесу “Тень”».

Тень, вышедшая из-под контроля, решает по-своему распорядиться судьбой хозяина – молодого Ученого, влюбившегося в принцессу. Враги строят козни, друзья пытаются спасать. В сценической стилистике Михаила Левитина история обрастает новыми оттенками смыслов. Персонажи исключительно неоднозначны, и тем притягательны.

«Принцесса тоже не однозначная, – уточняет заслуженная артистка России Ольга Левитина. – Она не бело-розовая-голубая героиня, а в ней очень привет очень много нюансов и казусов, которые при первом прочтении не видны. Может быть, мы их проявили».

На главную роль Левитин позвал артиста Молодежного театра Евгения Редько. От общения с журналистами он отказался – роль требует двойного сосредоточения, ведь играет он и Ученого и его тень.

«Я на него смотрю совершенно новым взглядом, – признается художественный руководитель театра РАМТ Алексей Бородин. – Мне очень любопытно и удивительно видеть его новым, необычным, и то что он так дается новой эстетике для себя, новому решению и вместе с тем остается самим собой».

«Тень» довольно часто ставилась в советское время, хотя и тогда считалось, что она находится в тени, например, куда более популярного «Дракона». В последние же годы – на подмостках «Тени» и вовсе не видно.

«Очень долго ведь был период – начиная с перестройки – Шварц вдруг потерял всякую актуальность, его перестали ставить, казалось, эти пьесы ушли давно-давно, в наши времена абсолютно другие – какие драконы, какие тени, какие бизнес-круги? А сейчас зал абсолютно включен , то есть полное ощущение, что драматург писал вчера и все понятно», – говорит театральный критик Ольга Егошина.

Новости культуры