21.08.2013 | 10:04

На исторической сцене Мариинского театра идёт подготовка к открытию нового сезона

Петербургский Мариинский театр откроет новый 231-й сезон трижды – по числу площадок. 8 сентября в концертном зале пройдет вечер «Отелло, Парсифаль», это двойной оммаж Верди и Вагнеру, «юбилярам» года. Девятого – на исторической сцене балет «Ромео и Джульетта», в Мариинке-2 – опера Щедрина «Левша». Параду премьер в одном из самом посещаемых театров страны традиционно предшествовало представление, не предназначенное для широкой публики, но по-своему впечатляющее. Тут, как и в репертуарных постановках, всё зависит от профессионализма и ответственности участников. Рассказывают «Новости культуры».

Когда знаменитый занавес пошел вверх, даже плановый ремонт на подмостках Мариинки превратился в целый спектакль. Главные герои – сами рабочие. По законам жанра, центральный персонаж появляется неожиданно.

Это, на самом деле, бригадир смены – проверяет люки. Чтобы потом артисты не провалились с треском. Так уже бывало, когда несколько лет назад с блока сорвался трос, приме-балерине срочно пришлось искать другой выход – выбегать из-за кулис.

«В спектакле "Жизель" здесь стоят заграждения, изображающие могилы, могильные холмики, кресты – и такое появление молчаливых фигур в белом, производящее вот такой эффект устрашения. Это как раз работает 12-я площадка, которую мы сейчас ремонтируем», – поясняет заместитель начальника службы технического обеспечения сцены Мариинского театра Олег Ставрогин.

Сегодня на переднем плане – в свете софитов – блистает инженер Евгений Вольвач. Перед новым сезоном нужно заменить фильтры, осмотреть прожекторы и лампы. Сколько они прослужат, никогда не угадаешь - чтобы не погасли прямо во время выступления, есть небольшой секрет.

«Они не меняются постоянно – перегорела, поменяли – и все, – говорит Евгений Вольвач. – Здесь три света дублирующих, то есть, одна перегорит – ничего страшного, будет два других гореть».

А вот маляр-штукатур Нина Пасынкова – героиня второго плана. Отыгрывает – то есть, замазывает – эпизодические трещины на стенах в партере и бельэтаже. Уже больше тридцати лет – в одном амплуа.

«Почему и ставят на зрительный зал – уже знаем, где чего нужно подкрасить, и где что можно обойти, краску подвести – под эту, которая была, мне нужно подвести – хоть грязная, хоть какая», – рассказывает Нина Пасынкова.

Весь этот перфоманс режиссирует техник Олег Ставрогин. У него – то фарс, то драма. Оборудование исторической сцены капитально не ремонтировали, как минимум, полвека. Многие тросы и штанкеты, на которых поднимают декорации - давно уже выработали свой ресурс.

«На первый план мы можем поднимать тельферами, например, полторы тысячи килограмм, полторы тонны, – говорит Олег Ставрогин. – Две с половиной - на остальных планах. Превышать этот вес категорически не рекомендовано. Поскольку театр достаточно старый. Здание не рассчитано на серьезные нагрузки».

Сейчас, правда, инженеры вздохнули с облегчением – самые тяжелые, во всех смыслах, постановки перенесли на новую сцену Мариинки. Но груз ответственности по-прежнему давит. Чтобы кульминация – в виде приемки работ – потом не стала напряженной, пожаловал даже ревизор - инспектор пожарной охраны. Но – никаких пренеприятных известий. Мастера отчитались: поменяли уже семьдесят старых лебедок.

Это представление на сцене, пожалуй, единственное в Мариинке, которое проходит без бурных аплодисментов и аншлага. Впрочем, даже если бы зрители были – разместить их все равно было бы негде. Кресла в зале пока без сидений. Их вынули и тоже отправили в ремонт – чистить и реставрировать.

Выступать так рабочие будут до 9 сентября – с открытием нового сезона сцену, конечно, придется уступить аристам.

Пока же в производственном репертуаре Мариинского театра – еще несколько премьер. Самая резонансная и масштабная – помыть хрустальную люстру. Сейчас для этого готовят основной состав – техничек и уборщиц.

Новости культуры