16.08.2013 | 19:32

Петергофу исполнилось 290 лет

Открытие загородной императорской резиденции состоялось в середине августа 1723 года. Петр Первый лично показывал достопримечательности "господам чужестранным министрам". "Приморский парадиз", созданный на пустынном берегу в столь короткие сроки, произвел на них ошеломляющее впечатление. Особая гордость царя – фонтаны: Большой каскад, Пирамида, Адам. За три века истории Петергоф постоянно обновлялся и в свой очередной юбилей выглядит по-прежнему молодо. Рассказывают "Новости культуры".

В день рождения Петергофу сложно придать какой-то особый, праздничный вид, потому что этот сад фонтанов и так настоящий парадиз, райское место. А три века назад это было местом почти каторжным. На его болотистых берегах гибли не только бородатые крепостные строители, но даже вельможные прорабы в париках и камзолах.

"Петр пригласил сюда сначала Шлютера, потом Леблона. Когда приехал Леблон, Петру казалось – вот он нашел гениального мастера, и все получится. Леблон прожил год и умер, Шлютер прожил год и умер. Начал работать Милетти и уехал в Италию, потому что жить и работать тут было непросто", – говорит генеральный директор Государственного музея-заповедника "Петергоф" Елена Кальницкая.

Место для Петергофа выбрали не случайно. В 1709 году тут между двумя твердынями – Кронштадтом и Петербургом – появился так называемый попутный дворец "Монплезир", "мое удовольствие". Самым большим удовольствием для Петра было созерцать иностранные флаги на мачтах.

"Петр Первый, находясь в морском кабинете,  брал подзорную трубу и с удовольствием наблюдал, как корабли шли из Петербурга в Европу и обратно", – поясняет хранитель павильона "Монплезир" Наталья Курочкина.

Версаль, Сан-Суси и Сент-Клу  эти места должен был затмить своим великолепием Петергоф. Противопоставление очевидно: в отличие от Версальского парка, который задумывался Людовиком XIV как гимн Солнцу, Петр Первый создает дворец свой парк как гимн морю. Вода, послушная велению царя-плотника, течет с Ропшинских высот по старинным водоводам. Вековые чугунные трубы и бычья кожа уплотнительных прокладок до сих пор обеспечивают феерию фонтанов.

"Естественно, мы не можем найти такой материал, как бычья кожа, мы используем вакуумную резину. Но трубы все абсолютно, на 80% здесь лежат XVIII века", – заверяет заведующий отделом фонтанов и гидротехнических сооружений Государственного музея-заповедника "Петергоф" Андрей Бирюков.

Петергоф – это еще и самый масштабный пиар-проект Российской Империи. Иностранных послов и торговых партнеров Петр делал своими единомышленниками. Способ, правда, был весьма оригинальным.

"Когда рыли морской канал, Петр собирал гостей, поил их до полусмерти, они ночевали в Монплезире, а утром поднимал их, давал лопаты, и гости шли на прорывку канала. То есть гости становились соавторами строительства Петергофа", – рассказывает Елена Кальницкая.

На выставке в Особой кладовой представлены обеденные тарелки и кубки  свидетели тех аристократических субботников, а вот лопат в запасниках, увы, не сохранилось. Секстант  подарок Английского короля Георга Петру первому  и морской компас расположены на самых видных местах. Для иностранцев из всех русских царей Петр до сих пор остается самой популярной и узнаваемой фигурой.

Новости культуры