14.09.2012 | 19:36

Постановки или перестановки? Перспективы репертуарного театра

Театральные скандалы последних лет, как лакмусовая бумажка, высветили проблемы, с которыми сталкивается современный театр. Кто-то объявляет сложившуюся ситуацию «театральной революцией», кто-то говорит о «гибели русского репертуарного театра». Но и те, и другие признают, что реформы в России назрели. Какую форму они примут, и что ждет театральное сообщество на этом пути? В этом пытались разобраться «Новости культуры».

На работу не как на праздник, а как на поле битвы. Традиционные сентябрьские сборы трупп в московских театрах в этом году порой превращались чуть ли не в митинги. Это словно долг – высказаться о судьбе русского репертуарного театра.

«Судьба русского репертуарного театра в руках самого русского репертуарного театра. Тех, кто будет делать глупости на этом пути, надо бить по рукам и по голове, конечно, если уж совсем будут упираться», – убежден художественный руководитель Театра под управлением Олега Табакова и МХТ имени Чехова Олег Табаков.

«Я пессимист по знанию и оптимист по вере. Думаю, что в данном случае победит пессимизм», – признается Роман Виктюк.

Труппа Театра Гоголя – плечом к плечу, спина к спине – в фойе у «главной святыни» тоже идет в бой. За право на театральное самоопределение.

«Мы бьемся, чтобы жить и работать», – заверяет народная артистка России Светлана Брагарник.

Не иначе как театральная война 12 года. По другую сторону сценических баррикад порой оказывается столичный Департамент культуры. Его новое руководство подсчитало: в городе 317 театров. 88 из них финансируется из бюджета Москвы, на что тратится каждый год по 11 миллиардов. А зрителей, посещающих храмы Мельпомены, в прошлом году насчитали только два миллиона. Задались вечными русскими вопросами: кто виноват в театральной бездеятельности, и что делать с разросшимся театральным хозяйством?

«Мы ждем, что на эти деньги будут поставлены премьеры, зрители, москвичи это оценят. А не просто, что выделили деньги, а в зал никто не придет», – подчеркивает руководитель Департамента культуры города Москвы Сергей Капков.

Работать со зрителем в Департаменте предлагают по контрактной системе. Все новые московские худруки – и Меньшиков, и Серебренников, и Карбаускис – уже на срочных трудовых договорах. На такие же хотят перевести и актеров.

«В идеале контрактная система необходима вообще творческому человеку. А система крепостного права, которая существует у нас сейчас, привязывает актера к определенному театру и вынуждает его работать с назначенным руководителем, она, в общем, не самая лучшая мире», – утверждает заместитель руководителя Департамента культуры города Москвы Евгения Шерменева.

Переход на контрактную систему, уверены в Департаменте, повысит степень ответственности и актеров, и руководителей. Заставит в итоге и тех, и других ярче себя проявлять. Но с этим согласны не все.

«Если мы сегодня попытаемся внедрить эту схему, то мы разрушим просто все. Во-первых, будут совершенно чудовищные выборы, которые нам обеспечат наши любимые театральные деятели. Они друг друга ценить не умеют. И многое другое», – считает заведующий отделом экономики искусства и культурной политики Государственного института искусствознания, доктор экономических наук Александр Рубинштейн.

Он занимается театральной статистикой с 1970 года. Не просто говорит, с помощью графиков доказывает: экономического кризиса в русском репертуарном театре нет. За последние семь лет и число посещений театров на тысячу жителей в России увеличилось, и количество проданных билетов год от года растет. Кризис, утверждает, в другом.

«Нас ждут какие-то глобальные потрясения, потому что учредитель не нашел какую-то нормальную форму взаимоотношений. Необходимо изначально построить систему на основе выбора Если мы потихонечку привыкнем, что каждая вакансия назначается на основе выбора, то следующим шагом начнут реально оценивать программы. И тогда, может, в какой-то момент руководитель-учредитель создаст при себе комиссию экспертов, которая будет принимать соответствующие решения», – рассуждает Александр Рубинштейн.

В Театре на Малой Бронной тоже много говорят о грядущих театральных реформах. Место худрука здесь как будто на пороховой бочке. На Малой Бронной всегда, кажется, бунтовали, протестовали, со скандалами уходили. После прихода Сергея Голомазова – 5 лет относительного спокойствия. Режиссеру удалось и труппу сохранить, и молодежь набрать. Сейчас здесь готовятся к открытию малой сцены – экспериментальной. Но в романтическую сказку о русском театре-доме Голомазов уже давно не верит. Реформы, считает, назрели. Но какими методами лечить «больного»?

«Это будет кровавая болезненная процедура, потому что все очень сильно запущено. Мне кажется, что первым пунктом должен быть контракт, а вторым пунктом должна быть какая-то социальная компенсация», – полагает он.

Театральная публика за последние годы, кажется, привыкла: перестановки интересней постановок. Многие в предвкушении новых скандалов. Как-то сразу вспомнили, что в октябре в Театре на Таганке закончится контракт у Валерия Золотухина, до конца сентября новый худрук должен появиться в такой благополучной «Мастерской Петра Фоменко». А сколько еще слухов и домыслов. Так или иначе, борьба русского репертуарного театра за существование продолжается. И пессимисты, и оптимисты подчас сходятся в одном: эта борьба и есть основа развития театрального дела. Она словно лихо закрученный сюжет с открытым пока финалом.