13.08.2013 | 19:32

В Бухаресте начался процесс по делу о хищении картин из музея Роттердама

В Бухаресте начался судебный процесс по делу о хищении семи полотен знаменитых художников из музея Роттердама. Подозреваемых шестеро, все они граждане Румынии. По данным следствия, преступники не сумели сбыть украденное и пытались сжечь холсты, чтобы скрыть улики. Теперь один из главных фигурантов дела предлагает правосудию сделку – он вернет уцелевшие шедевры, если судить его будут в Нидерландах, где уголовное законодательство значительно мягче. Следующее заседание суда состоится через месяц. Между тем, проблемы европейским музеям доставляет не только "криминальный элемент". В тех же Нидерландах бюджетные субсидии на культуру сократились в среднем на полмиллиона евро по сравнению с прошлым годом. Как защитить искусство в эпоху экономической нестабильности – роттердамская история обострила этот вопрос. Рассказывают "Новости культуры".

Это была одна из самых громких музейных краж в современной истории. В октябре 2012 года из галереи "Кюнстхал" в голландском Роттердаме пропали семь картин. Злоумышленники, граждане Румынии, вынесли полотна всего за две минуты. И какие полотна! Пабло Пикассо, Клод Моне, Поль Гоген, Анри Матисс… Общая стоимость шедевров – более ста миллионов евро. 

Но вот продать картины преступникам не удалось – слишком уж громкие имена. Когда на след воров вышла полиция, мать главного подозреваемого Ольга Догару сначала закопала картины на сельском кладбище, а затем сожгла, чтобы не было улик. 

Благодаря современным технологиям пепел практически разобрали по частям. По частицам краски, изученным под рентгеновскими лучами, примерно установили эпоху. Например, оттенок "прусский голубой" использовали, только начиная с середины XVIII века.Тем не менее, с уверенностью сказать, какие именно полотна сожгла Ольга Догару, пока невозможно. 

"Мы уверены на сто процентов, что обнаружили остатки сожженных картин. Судя по гвоздям и скобам, сожжены три или четыре картины. Это точная, достоверная информация. Но с уверенностью утверждать, что это те самые полотна из Роттердама, нельзя", – говорит директор Национального музея Румынии Эрнест Оберландер-Тырновяну.

Ольге Догару за уничтожение ценностей и пособничество преступникам грозит от 3 до 10 лет тюрьмы. Похитителям – до 20 лет. Это сравнимо с российскими сроками – от 8 до 15 лет за кражу предметов, имеющих культурную ценность. А вот в Китае подобные кражи караются смертной казнью.

Один из самых известных похитителей предметов искусства – Стефан Брайтвизер из Франции. На его счету кражи более чем 200 предметов искусства. Его мать тоже пыталась уничтожить улики, но коллекция была слишком необъятной. Мать и сын получили всего по три года тюрьмы, более того, их выпустили досрочно за примерное поведение. Брайтвизер даже книгу написал – "Признания похитителя произведений искусства". Правда, на свободе взялся за старое и этим летом получил еще три года тюрьмы.

Эксперты по поиску украденных шедевров бьют тревогу. По их мнению, соблазн для воров все равно велик – даже если на черном рынке они получат 5-10% от реальной стоимости похищенного, сумма все равно получается большая. Те же семь полотен стоимостью 100 миллионов евро похитители могли бы сбыть за 5 миллионов: неплохо за пару минут "работы".

Решения специалисты предлагают следующие: во-первых, работать над системами безопасности, так как из-за сокращения государственных дотаций европейским музеям приходится экономить на охране. Во-вторых, ужесточать наказания за кражи произведений искусства. В-третьих, создать единую базу пропавших ценностей хотя бы в рамках Евросоюза. Пока же оборот черного арт-рынка, по данным ФБР, составляет примерно 6 миллиардов долларов в год. За последнее десятилетие он вырос в два раза.

Новости культуры