02.09.2011 | 10:28

В Пушкинском музее показывают живопись и графику Сальвадора Дали

О творчестве Сальвадора Дали спорят до сих пор, но главное его открытие бесспорно: успешный художник должен быть ньюсмейкером. Главная новость сегодняшнего дня – открытие выставки Дали в музее имени Пушкина, в рамках Года Испании в России. Впервые в Москве будут показаны 25 живописных и 90 графических работ из музея-театра великого сюрреалиста в Фигерасе. Рассказывают «Новости культуры»

Посещение выставки Сальвадора Дали начинается с огромных кукол. Их костюмы художник придумывал вместе с Кристианом Диором. В одном из таких – ну, может, чуть поменьше, Дали посетил однажды Венецианский карнавал. Следовать за образностью знаменитого испанского сюрреалиста во всем – одна из задач выставки.

Известный театральный художник Борис Мессерер – большой поклонник творчества Дали. Вместе с Ириной Антоновой они обсуждают каждый метр выставочного пространства, стараясь в Пушкинском воссоздать дух музея-театра на родине художника.

«Я специально ездил в Фигерас, и мне хочется определенным образом выразить здесь, что Дали сделал там. Только применительно к здешним условиям, к интерьеру, к выставочной специфике. Я делаю эти яйца знаменитые, которые украшают, мы видим сейчас на экране крышу музея в Фигерасе, вот они у нас сейчас тоже представлены», - рассказывает художник-сценограф Борис Мессерер.

Эта выставка должна показать Дали разных периодов. Юношеские работы, импрессионизм, сюрреализм, эксперименты с цитатами из Микеланджело, Босха, Веласкеса, Пикассо.

«У него ведь каждая картина – это загадка, если хотите – ребус. Его надо разгадывать. Этим он занимателен для публики. Подходя, они думают: а почему вот это сочетается одно с другим? Наполеон, беременная женщина еще кто-то – какие-то образы. Что все это значит?», - говорит директор ГМИИ им. Пушкина Ирина Антонова.

На выставке нет известных всем и каждому полотен художника. Собрание музея в Фигерасе – это то, с чем Дали – живописец, востребованный и коммерчески успешный, не готов был расстаться ни за какие деньги. То, что хотел постоянно видеть, не отпускал ни в музеи, ни в частные коллекции. В таких – из собственного музея – работах личность мастера раскрывается лучше всего. Вот, например, эскиз к картине «Галлюциногенный тореадор». Готовая работа находится в одном из музеев США – масштабное, звучное яркое полотно. На эскизе все – совсем иначе.

«На фоне Венеры Милосской, по его замыслу, проявляется изображение лица его любимого тореадора Дали – Монолетто, и если на большой картине увидеть этот эффект довольно сложно, то здесь, на нашей вещи, по замыслу Дали, это очень легко. Поскольку фон серый, а лицо тореадора естественного телесного цвета. Это и есть тот самый авторский тест – проверка - работает -не работает. Ну, конечно, у Дали все работает», - говорит куратор выставки Алексей Петухов.

Труднее всего было заполучить в Москву экспонаты, связанные с Галой – любимой женой и музой художника. Они столь привлекательны для посетителей в Фигерасе, что с ними музей расстается особенно неохотно. Тем не менее, в Пушкинский приехало более десять самых разных изображений Галюшки – так нежно – на русский манер – Дали называл жену. Это – одна из самых маленьких картин Дали. Миниатюрный портрет Галы 1934 года, в духе Иеронима Босха, в толстой, как у старых художников, золоченой раме. Дали отдавал должное классикам.

«Гала была важной частью жизни Дали. Гала с бараньими ребрышками, балансирующими на плече – здесь Дали как будто намекает на то, что ему нравится и то, и другое. Это такой стилистический метод выразить любовь Дали к Гале, к ребрышкам, ко всему на свете. Он легко уравнивал эти вещи», - рассказывает хранитель музея в Фигерасе Хосе Ирен Гуамен (Испания).

Работы Дали представлены в Пушкинском без всякого хронологического порядка. Все подчинено принципу художественной сочетаемости. Так в самом центре белого зала оказалась картина «Три знаменитые загадки Гала». Искусствоведы утверждают: в ней Дали сделал еще одну попытку разгадать тайну своей вечной музы. Это одна из последних работ великого испанца. С ней, как и с другими на этой выставке, он не захотел расстаться даже после смерти. Завещал похоронить себя в склепе под крышей собственного музея в Фигерасе – рядом со всем, чтобы было ему дорого.

Все материалы темы "Перекрестный год России и Испании">>>